вторник, 29 июля 2008 г.

3 Осипова Российское крестьянство в революции и гражданской войне

Рождение нового режима.
Разъяснениями большевиков был сорван задуманный правыми эсерами поход голодных крестьян губернии на Кострому. Нар-компрод оказал губернии посильную продовольственную по­мощь125, но ее было недостаточно для обеспечения голодающих; за обещания достать хлеб крестьяне выбирали в Советы зажи­точных односельчан, что вполне соответствовало традициям об­щинной деревни.
Из Новгородской губернии сообщали, что контрреволюци­онные элементы, пользуясь голодом, стараются подорвать Со­ветскую власть. В апреле в губернии некие "темные личности", "преимущественно из бывшего офицерства, саботирующего чи­новничества, недовольного духовенства и просто хулиганов, по­громщиков" усилили агитацию среди голодающих, подстрекая их к разгрому Советов, требуя свободной торговли126. И действи­тельно несколько раз голодные толпы собирались вокруг Новго­рода, угрожая разгромом. Город объявлялся на осадном положе­нии. В Крестцах голодные люди разогнали уездный Совет. Тыся­ча человек из Костьковской волости пришли в уездный город Демьянск требовать хлеба. Некоторые волостные Советы за обе­щания имущих крестьян добыть хлеб высказались за Учреди­тельное собрание. Новгородский губернский исполком сообщал в Москву, что голод резко изменил настроение населения. Несо­знательные элементы и кулаки винят в голоде только Советскую власть, стараясь подорвать к ней доверие населения127. Назревал кризис доверия крестьян к власти Советов. Перевыборы волост­ных Советов усилили позиции правых эсеров.
В большинстве губерний коммунисты и левые эсеры не смог­ли развернуть разъяснительной работы во время перевыборной кампании, а главное - они не могли обеспечить хлебом и семена­ми нуждающихся. Голод стал причиной разгромов Советов и са­мосудов над их членами в Вятской, Тверской, Рязанской, Смо­ленской, Псковской, Пензенской, Тульской, Тамбовской, Орлов­ской, Курской, Казанской, Самарской губерниях. Укрепив свои позиции в низовых органах власти, кулаки 10 мая сорвали съезд Советов в Медынском уезде Калужской губернии128. В Тульской губернии были парализованы государственные заготовки хлеба. Здесь в феврале крестьяне Новосильского уезда разгромили про­довольственный отряд, реквизировавший хлеб, убив продоволь-
94
Кризис доверия большевикам
ственного комиссара губернии Бундурина. В мае - начале июня в уездных городах - Крапивне, Епифани, Богородицке, Белеве произошли восстания129. ВЦИК направил в Тульскую губернию в качестве чрезвычайного комиссара по борьбе с контрреволюци­ей В.Л.Панюшкина. В его распоряжение были выделены две ро­ты пехоты, эскадрон кавалерии, авиационный отряд и бронеот-ряд130.
В потребляющих губерниях в марте - мае на почве голода произошло более 120 выступлений111. Втянутые в движение мас­сы не были враждебны Советской власти. Своими выступления­ми они протестовали против недостаточно энергичных и резуль­тативных действий местных властей по преодолению голода. Но Ленин видел в выступлении голодных масс только одно - проис­ки враждебных Советской власти сил: "...восстание контррево­люционеров в связи с голодом и в использовании голода стало на очередь дня... Перед нами оживление гражданской войны, пе­ред нами поднимающая голову контрреволюция..."132.
Какую позицию заняли левые эсеры в кризисной ситуации? Они не требовали отмены хлебной монополии, как правые эсе­ры, но протестовали против применения к хлебовладельцам мер принуждения, против реквизиции хлеба у мешочников и спеку­лянтов, что с одобрением принималось и голодающими, и вла­дельцами хлеба. Вместе с тем, возглавляя многие продовольст­венные отделы Советов, они не старались наладить практичес­кую заготовку хлеба и снабжение им населения. Наоборот, их де­ятельность усиливала хаос, дезорганизацию, местничество, сепа­ратизм. Примером может служить Елецкий уезд Орловской гу­бернии, где левые эсеры играли руководящую роль в органах власти. Уезд, наиболее хлебный в Орловской губернии, решил отделиться от губернии. Уездный продком отказался выполнять наряды на хлеб и другие распоряжения центра, стал проводить сепаратный обмен хлеба на промышленные товары. В мае на уе­здном съезде две трети делегатов были представлены кулака­ми133. "Надо говорить истину, - писала левоэсеровская "Елецкая газета", - святую истину, что у власти стоит кулачество"134.
Тамбовский губисполком в мае сообщал в НКВД, что в гу­бернии назревает восстание, что верх берут кулаки, "борьба между ними и беднотой доходит до перестрелки и убийств"135.
95
Рождение нового режима.
14 мая фракция коммунистов Тамбовского уездного исполкома, обсудив вопрос "О Советах на местах", отметила, что кулаки си­лой захватили руководство во многих сельских и волостных Со­ветах136. Подобное положение наблюдалось в Советах Кирсанов­ского, Спасского, Козловского, Моршанского и других уездов.
В Воронежской губернии на Бобровском уездном съезде про­довольственная деятельность исполкома получила неудовлетво­рительную оценку. Изъятие хлеба, говорилось в резолюции съез­да, "должно производиться только средствами Совета без учас­тия назначенных из центра лиц и реквизиционных отрядов". В связи с этим 21 мая исполком уездного Совета заявил, что даль­нейшая работа невозможна, и сложил полномочия137.
Псковский губком в апреле сообщал в ЦК РКП (б), что в гу­бернии в последнее время появилось много агитаторов из пар­тии левых эсеров, которые "ведут на местах политику захвата Советов в свои руки и тем желают столкнуть центр..."138.
Похожая картина была и на Урале. Из Пермской губернии сообщали, что положение волостных Советов неустойчивое, в них "сплошь и рядом преобладают кулацкие элементы, имеющие хлеб", причем в волостные Советы они проходят, называясь большевиками и левыми эсерами139. Крестьяне-собственники с оружием в руках отстаивали свои позиции, борьба с ними шла по всей губернии. За весну число левоэсеровских организаций в губернии выросло до 150-200, в них состояло не менее 9500 чле­нов140. В апреле на губернском съезде Советов левые эсеры полу­чили большинство и пытались использовать его для борьбы про­тив политики Совнаркома, что вызвало серьезный конфликт с большевиками141. В Уфимской губернии позиции левых эсеров в апреле также были прочными, в губисполкоме им принадлежало большинство142. К апрелю организации левых эсеров имелись во всех 29 уездах Вятской. Уфимской и Пермской губерний. В уезд­ных Советах региона в марте им принадлежало от 30 до 44% мест143. К июню их позиции еще более усилились. Председатель Глазовского уездного исполкома И.Шубин сообщал в середине мая 1918 г. в Вятский губисполком, что волостные исполкомы меняются чуть ли не каждый месяц. Кулаки требуют, чтобы Со­веты работали как земства и везде стремятся к власти. Они сры­вают собрания волостных Советов, производят насилия над пре-
96
Кризис доверия большевикам
данными делу хорошими работниками, пускают в ход демаго­гию, просят выбирать их, обещая служить чуть ли не даром. Из того, что удалось выяснить в Святицкой и других волостях, председатель уездного исполкома делал вывод о необходимости крутых мер: "Сытого словами не разжалобишь, голодному с пу­стыми руками и казной тоже не поможешь. Единственное спасе­ние России - в организации бедноты и передаче всей власти ей. Кулачество деревенское должно быть зажато в тиски, иначе эта сытая братия сведет на нет все завоевания революции"144. Летом в уезде было отмечено 80 крестьянских выступлений145. В конце мая вопрос об организации борьбы с хлебодержателями в мас­штабе губернии был поставлен уфимскими коммунистами, со­звавшими первый в стране губернский съезд батраков и бедно­ты. Левые эсеры из губисполкома выступили против выделения и организации бедноты14*.
Во время весенних перевыборов возросло влияние крестьян-собственников и в Советах поволжских губерний. Беднота и средние крестьяне Пензенской губернии сохранили свои позиции лишь в 14,6% Советов147. Соответственно усилилось влияние ле­вых эсеров, выросли их организации в деревнях. Только в Чем-барском уезде к лету насчитывалось 1506 левых эсеров, из них в деревне - 1206 человек148.
Весенние перевыборы показали повсеместные колебания кре­стьянства, сдвиг настроений вправо, поддержку лозунга свобод­ной торговли. Однако усилия правых эсеров придать протесту измученных голодом масс "характер организованного политиче­ского выступления во имя завоеваний февральской революции" и оформить стремление крестьян к свободной торговле в антисо­ветское движение под лозунгом "Власть Учредительному собра­нию!", не получили ощутимой поддержки ни среди голодающих крестьян северного района, ни в центре страны. В Орловской гу­бернии правоэсеровский лозунг был поддержан только 4 волост­ными Советами из 420, и лишь в Мценском уезде образовался блок правых и левых эсеров14*. Показательны анкеты волостных Советов центральной России, заполненные в апреле - июне 1918г. Из 1002 анкет в 81,6% выражено позитивное отношение к Совет­ской власти. 78,1% вынесли резолюции о доверии, сочувствии, готовности подчиняться ее распоряжениям. 13,4% волостных Со-
7-1142 97
Рождение нового режима.
ветов отмечали негативное отношение крестьян к местной влас­ти. И только 1,5% поддержали правоэсеровский лозунг с требо­ванием созыва Учредительного собрания150.
Сложнее была обстановка в Поволжье и Приуралье, где пра­вые эсеры развернули энергичную подготовку к свержению вла­сти Советов. "Агитация против рабоче-крестьянского прави­тельства, - писал в мае 1918 г. Н.И.Подвойский в докладе Выс­шей военной инспекции (ВВИ), - ведется сумевшими достаточно сорганизоваться собственническими слоями населения на почве борьбы за Учредительное собрание. Этот лозунг здесь пользует­ся огромной популярностью. Нигде за время революции ни один лозунг не охватил так глубоко массы, как это имеет место в об­ластях, являющихся ареной чехословацкой трагедии. (Напом­ним, что здесь в начале 1918 г. крестьянские выступления в защи­ту Учредительного собрания были подавлены вооруженной си­лой - Т.О.). Даже рабочие, сохранившие свой заработок, подда­ются под его влияние (так в тексте. - Т.О.), не говоря уже о без­работных, железнодорожниках и крестьянах"151. Председатель ВВИ отмечал слабую работу Советов, их оторванность от масс. "Советы не прислушиваются к чаяниям народных масс, они не только не способны посвятить массы в их работу, разъяснить им смысл этой работы, но они даже не считают нужным к этому стремиться"152.
И, тем не менее, в большинстве губерний в деревнях не было сильной оппозиции Советской власти. Правая часть "демокра­тии" не могла собственными силами перевести колебания крес­тьян в вооруженную борьбу с Советской властью. В то же время стало очевидным, что все недовольные группируются вокруг партии левых эсеров, которая стала для них удобным политиче­ским прикрытием: оставаясь советской партией, она боролась против внешней и внутренней политики правительства. Измене­ние социального лица партии было признано многими делегата­ми III съезда (июнь) левых эсеров. Партия, "пухнет" не потому, отмечали они, что ее принципы признаются верными, а потому, что, оставаясь советской, она отрицательно относится к больше­викам и их продовольственной политике, чем привлекает всех недовольных. За их счет в Калужской губернии ряды левых эсе­ров выросли до 1 тыс. человек, в Рязанской-до 3 тыс. человек и
98
Кризис доверия большевикам
т.д.'" С апреля по июнь партия увеличилась более чем на 17,3 тыс. членов154.
Весной проблема методов добычи хлеба была в центре вни­мания Советской власти и общественности. Правая часть "демо­кратии" требовала свободной торговли и допуска к хлебозаго­товкам частноторговых организаций и кооперативов. Но боль­шинство работников продкомов потребляющих губерний счита­ли, что отмена хлебной монополии не спасет от голода. Об этом 25 марта было заявлено на съезде продовольственных управ Се­верной области. Настаивая на централизации заготовок и рас­пределения, съезд вместе с тем высказался за привлечение к этим операциям частного торгового аппарата и кооперации на комис­сионных началах, использования их опыта под советским кон­тролем155. 3 апреля продовольственный вопрос обсуждался на пленарном заседании Московского губернского Совета. Губерн­ский комиссар по продовольствию Денисов отстаивал право са­мостоятельной закупки хлеба для голодающих губерний, в част­ности для Московской. Но выступивший на заседании област­ной комиссар по продовольствию А.И.Рыков считал такое пра­во уничтожением хлебной монополии и "началом конца револю­ции". Решено было обсудить вопрос на совместном заседании губернского, областного (в это время он объединял 11 губерн­ских продкомов центра) и Народного комиссариатов продоволь­ствия. До этого выдача разрешений на самостоятельные закуп­ки запрещалась. А.И.Рыков предложил привлечь представителей голодающих губерний к заготовкам хлеба в производящих гу­берниях156.
Ленин видел только один путь решения продовольственного вопроса, позволяющий сохранить Советскую власть, - через уси­ление диктатуры пролетариата, через борьбу с мелкими хозяйчи­ками, мелкими собственниками, т.е. через борьбу с крестьянст­вом. Ленин ставил вопрос со свойственной ему категоричнос­тью: либо диктатура пролетариата подчинит своему контролю и учету крестьянина, организовав бедноту вокруг сознательного пролетарского авангарда, и установит "железный порядок, бес­пощадно строгую власть, настоящую диктатуру пролетариата (власть опирающуюся на насилие, а не на закон. - Т.О.), заставит кулака подчиняться...", либо кулак "скинет нашу, рабочую,
7* 99
Рождение нового режима.
власть неизбежно и неминуемо, как скидывали революцию На­полеоны и Кавеньяки, именно на этой мелкособственнической почве и произрастающие"'". Угроза страшных последствий от потери власти большевиками будет долго и настойчиво внед­ряться в сознание масс, порождая постоянный страх и формируя соответствующую идеологию у представителей самой власти.
Иначе видели перспективу левые эсеры. В.А.Карелин, Б.Д.Камков, В.И.Трутовскйй, Д.А.Черепанов, О.Чижиков, Ти-вин-Пятницкий и другие расценивали рост крестьянского сопро­тивления политике Советской власти как подъем социальной ак­тивности трудового крестьянства и проявление моральной уста­лости городского пролетариата. Из этого они делали вывод, что назрели объективные условия для замены большевиков у влас­ти'58. Еще на II съезде партии (апрель) Карелин поставил вопрос о том, что у власти должно стать "трудовое крестьянство" и на местах "надо положить начало организации этой новой силы"159. В апреле - мае левые эсеры значительно усилили внимание к по­литической работе, организационному оформлению ячеек и во­влечению в партию крестьян. Левые эсеры из ВЦИК и ЦК пар­тии совершали объезды губерний, выступали на съездах Сове­тов, собраниях, митингах, резко критиковали политику Совнар­кома, настаивали на усилении борьбы с большевиками внутри Советов, нацеливая членов партии на упрочение своих позиций в военном аппарате, на создание боевых дружин, не подчинен­ных Советам. Особое внимание уделялось прифронтовым губер­ниям, куда были посланы специальные эмиссары для организа­ции срыва Брестского мира"0.
К концу весны продовольственная ситуация в стране значи­тельно ухудшилась. Для обеспечения населения потребляющих губерний хотя бы полуголодной нормой хлеба требовалось 35 млн пудов в месяц. Из деревни же извлекали 15-20 млн пудов, т.е. 50 - 60% этой потребности161. Но и из этого количества в ме­ста назначения доходило чуть больше 20%. Из-за низкой пропу­скной способности железных дорог даже заготовленный хлеб своевременно не могли доставить потребителям. Из Сибири, имевшей около 150 млн пудов излишков, железная дорога пропу­скала лишь 180 вагонов в день, т.е. 5 млн пудов в месяц. Столь же малой была пропускная способность и на южных магистра-
100
Кризис доверия большевикам
лях, связывавших центр с Крымом, Кубанью, Ставропольем, где было 106 млн пудов товарного хлеба. В апреле квота Западной Сибири в общем объеме поставок хлеба в центр страны состав­ляла 63%, а выполнена она была лишь на 17%. Северный Кавказ вместо 26 дал 13,8%. Из Казанской, Уфимской, Вятской губер­ний получили 6%. Центральные губернии - Тамбовская, Воро­нежская, Орловская, апрельский наряд выполнили лишь на 2% (вместо 985 вагонов было отгружено только 21). Погрузка хлеба по апрельскому наряду была выполнена на 11,3%, а на места пришло значительно меньше, так как в дороге продовольствен­ные грузы расхищались. В результате Владимирская губерния получила 3,3% запланированного хлеба, Калужская - 4,6%, Твер­ская - 5,4, Брянский район - 0, Москва - 11%. Вместо 9370 ваго­нов 11 губерниям Московской области поступил 1051 вагон хле­ба, Северным и Северо-Западным губерниям еще меньше162. В мае белогвардейцы заняли Ростов-на-Дону, прервав доставку хлеба с Кавказа. Дутов задерживал хлебные маршруты из Сиби­ри, в результате потребляющие районы получили только 5-6% хлеба. В конце мая восстание чехословацкого корпуса оконча­тельно лишило центр сибирского и уральского хлеба. Интервен­ты и контрреволюция захватили территорию, которая давала 85% товарного хлеба. Из 30 губерний, где удерживалась власть Советов, хлеб был лишь в 6-7. В Воронежской, Вятской, Орлов­ской, Курской, Тамбовской, Тульской губерниях до нового уро­жая оставалось около 10-15 млн пудов хлебных излишков, да и те были в цепких руках крестьян, не считавшихся с государствен­ными интересами и муками 64,5 млн голодных163.
Продовольственное положение внутри страны становилось кри­тическим. Экстремальные условия, сложившиеся в стране в конце весны, заставили большевиков прибегнуть к чрезвычайным мерам получения хлеба. Усиление принуждения крестьян к выполнению за­конов государственной власти, форсирование раскола крестьянства, выделение и организация бедноты в тех условиях представлялись партии большевиков единственно возможными для удержания влас­ти и развития революции. В мае Лениным была конкретизирована политика принуждения крестьян к выполнению советских законов.
8 мая на заседании Совнаркома при обсуждении доклада на­родного комиссара продовольствия А.Д.Цюрупы и проекта дек-
101
Рождение нового режима.
рета о предоставлении ему чрезвычайных полномочий Ленин дал комиссии, созданной для переработки декрета, инструкцию. В ней он предлагал "сильнее подчеркнуть основную мысль о не­обходимости, для спасения от голода, вести и провести беспо­щадную и террористическую борьбу и войну против крестьян­ской и иной буржуазии, удерживающей у себя излишки хле­ба..."164 Владельцев хлеба, не сдающих его, Ленин предлагал объ­явить "врагами народа", подвергать их заключению в тюрьму не менее чем на 10 лет, конфисковать все их имущество, навсегда изгнать из общины, а самогонщиков подвергать принудитель­ным общественным работам165.
9 мая при вторичном обсуждении декрета в Совнаркоме с со­докладом выступил Рыков. От имени Московской и Северной областных продовольственных организаций он высказался за из­менение продовольственной политики, считая безумием осуще­ствление экономической политики штыком. Не отказываясь от монополии государства на хлеб, он предлагал более гибкие ме­тоды ее осуществления, что помогло бы уменьшить сопротивле­ние крестьян. Рыков, в частности, находил возможным изменить систему оплаты за сдаваемый хлеб, выдавать премии, установить твердые цены на предметы первой необходимости, главным об­разом на мануфактуру, сосредоточить все дело в руках органов, в которых были бы представители Наркомпрода и, не менее тре­ти, местных продкомов. Как и многие продовольственные ра­ботники на местах, Рыков полагал, что к заготовкам хлеба надо привлечь кооперацию, а где ее органы недостаточно развиты, -сохранившиеся еще частные торговые сообщества и др.166 Основ­ные положения содоклада Рыкова были отклонены правительст­вом, но идея усиления представительства голодающих губерний в продорганах производящих губерний была одобрена и реали­зована в ближайшее время.
Декрет "О предоставлении народному комиссару продоволь­ствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской бур­жуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими" с поправками В.И.Ленина был принят Совнаркомом при одном воздержавшемся167.
Определенные декретом меры борьбы с хлебодержателями вызвали критику оппозиции и практических работников. Так,
102
Кризис доверия большевикам
М.Е.Шефлер, председатель Московской городской продуправы, член коллегии Наркомпрода, коммунист, считал, что декрет страдает теоретичностью и односторонностью, дает мало кон­кретных указаний и действенных методов борьбы с продоргана-ми, нарушающими монополию; в нем не разработаны меры при­нуждения продорганов к выполнению плана, не указаны методы товарообмена, не определена система работы реквизиционных и инспекторских аппаратов. Он считал ошибкой требование дек­рета о сдаче хлеба в недельный срок, а десять лет тюрьмы за не­сдачу излишка, ему, как опытному практику, казались чрезмер­ным преувеличением. Осуществление такой угрозы привело бы к тому, что на "казенные хлеба" пришлось бы "посадить" целые селения. Психологически эффективнее было бы заключение под стражу на три месяца, а практически целесообразнее, полагал он, не тюремное заключение, а конфискация имущества и прину­дительные общественные работы. Неправомерным с практичес­кой и моральной точек зрения он считал обещание выплаты 50%-ной стоимости за указание скрытых излишков. Это будет поощрять доносы, что неэтично с точки зрения социалистичес­ких принципов и недопустимо с точки зрения морали, и кроме того дает широкие возможности для всякого рода злоупотребле­ний168. По свидетельству Шефлера, на заседании президиума ВЦИК Свердлов поддержал его замечания, но тем не менее под­писал его в первоначальном виде169.
Левые эсеры, предпочитая компромисс с мелкими собствен­никами, высказались во ВЦИКе против создания продотрядов, полагая, что борьба с укрывателями хлеба является прямой обя­занностью местных Советов. В.А.Карелин, лидер левых эсеров, настаивал на более четком определении понятий крестьянская буржуазия, кулаки, владельцы излишков хлеба, без чего трудно было избежать произвола, преследования мелкого и среднего крестьянства. Он протестовал против объявления врагами наро­да всех имеющих излишки хлеба и удерживающих их.
Однако Ленин, развивая свою идею о применении организо­ванного насилия для изъятия хлеба, в "Тезисах о современном политическом положении" (12 или 13 мая), настаивал на введе­нии "военных положений, закрытии газет, аресте вожаков и т.п. и т.д.", на необходимости "военного похода" против деревен-
103
Рождение нового режима.
I
ской буржуазии, удерживающей излишки хлеба и срывающей хлебную монополию. Без "железной дисциплины пролетариата ни от контрреволюции, ни от голода не спастись"170. 26 мая в "Тезисах по текущему моменту" он высказал мысль о введении на это время военного положения во всей стране, мобилизации армии "для войны за хлеб и на ведение такой войны - на 3 меся­ца: июнь - август", "мобилизовать 19-летних, хотя бы в некото­рых областях", "для систематических военных действий по заво­еванию, отвоеванию, сбору и свозу хлеба, и топлива... Ввести расстрел за недисциплину". В каждый отряд армии, действую­щий против кулаков, предлагалось включить от 1/3 до 1/2 рабо­чих и беднейших крестьян голодающих губерний. В каждом уез­де и волости с избытками хлеба Ленин считал необходимым "со­ставить тотчас списки богатых землевладельцев (кулаков), тор­говцев хлебом и т. п., с возложением на них личной ответствен­ности за сбор всех излишков хлеба..."'"
Военные действия, развернувшиеся в Поволжье, в Сибири и на Урале, не позволили использовать армию для борьбы за хлеб. Ее заменили продовольственная армия рабочих и бедноты, со­зданная при Наркомпроде, и рабочие уборочно-реквизиционные отряды при ВЦСПС. До конца года в деревню в составе продот­рядов было направлено более 70 тыс. рабочих"2.
20 мая ВЦИК заслушал доклад Я.М.Свердлова о положении Советов в деревне. В нем впервые предельно четко был обозна­чен курс на раскол крестьянства. Борьба за власть в деревне, от­мечал Свердлов, обострилась до крайности: "в волостных Сове­тах руководящая роль принадлежит кулацко-буржуазному эле­менту", часто под вывеской левых эсеров. Центральные органы власти, говорил председатель ВЦИК, должны вмешаться в раз­витие событий в деревне с тем, чтобы помешать буржуазным элементам оказывать какое-либо влияние на происходящие там процессы. Свердлов предлагал перейти в наступление и первыми нанести им удар. Он поставил задачу "разжечь гражданскую войну в деревне", путем раскола крестьянства создать "две про­тивоположные враждебные силы", противопоставить бедноту деревенской буржуазии. Перед Советами ставились задачи: ши­рокое разъяснение противоположности интересов бедноты и ку­лаков, организация бедноты и ее вооружение с целью "удушения
104
Кризис доверия большевикам
кулаков". Только в этом случае, внушал Свердлов, диктатура пролетариата и беднейшего крестьянства будет "уже не слово, а действительность" т.
На заседании ВЦИК против курса на организацию бедноты и разжигание гражданской войны в деревне выступили меньшеви­ки, правые и левые эсеры. Лидеры меньшевиков Мартов и Суха­нов заявили, что политика Советской власти ведет к созданию "внутреннего фронта в деревне". Идея противопоставления бед­ноты кулаку несостоятельна, утопична, так как, нанося удар по кулаку, "будете бить и по среднему крестьянству""4, предупреж­дал Мартов. Вместо создания бедняцких организаций, Суханов предлагал распустить Советы и вернуться к учреждениям, со­зданным на основе всеобщего избирательного права, - земствам, думам175.
От имени фракции левых эсеров В.А.Карелин также высказал отрицательное отношение к расколу деревни. Левые эсеры за­явили, что используют весь авторитет партии и все свое влияние в Советах, чтобы "вести решительную борьбу с теми вредными мерами, которые сегодня приняты ВЦИК"176.
Вопреки эсерам и меньшевикам, ВЦИК абсолютным боль­шинством голосов принял резолюцию, в которой подчеркива­лась крайняя неотложность "сплочения трудового крестьянства против деревенской буржуазии".
11 июня 1918 г. ВЦИК издал декрет "Об организации дере­венской бедноты и снабжения ее хлебом, предметами первой не­обходимости и сельскохозяйственными орудиями". Декрет уза­конил новую форму организации бедноты, предусмотренную программой РКП(б), - комитеты деревенской бедноты (комбе­ды).
Декрет предусматривал объединение бедноты и средних кре­стьян против кулаков. Он имел целью социальную и политичес­кую изоляцию сельской буржуазии и подчинение ее законам ре­волюционной власти. Ленин придавал этому декрету чрезвычай­ное значение, видя в нем реализацию идеи о создании социаль­ной базы социалистической революции в деревне. Принятием де­крета о комбедах, писал он, "мы перешли ту грань, которою от­деляется буржуазная революция от социалистической, ибо одна победа рабочего класса в городах и один переход всех фабрик в
105
Рождение нового режима.
руки пролетарского государства, все это не в состоянии было бы закрепить и создать основы социалистического порядка, если бы в деревне мы не создали себе также не общекрестьянской, а дей­ствительно пролетарской опоры"177.
Чрезвычайные акты, нацеленные на политико-экономичес­кий разгром кулачества, завершились циркуляционной теле­граммой наркома внутренних дел Г.И.Петровского "О борьбе с кулаками в Советах". В ней подчеркивалось: "В последнее время наблюдаются неоднократные попытки зажиточных и кулацких слоев деревни захватить в свои руки Советы путем участия в вы­борах и даже в работе сельских, волостных и уездных Советов. Советы на местах, особенно волостные и сельские, часто не об­ращают на это должного внимания и относятся к таким явлени­ям с недопустимой снисходительностью". Циркуляр требовал устранить от всякой советской работы и участия в выборах все зажиточные и кулацкие элементы178. Это была установка на со­здание пролетарских органов власти в деревне.
Конституция РСФСР, принятая через несколько дней V Все­российским съездом Советов, закрепила это положение, узако­нив ограничение гражданских прав имущих крестьян. Таким об­разом, к ранее принятым мерам экономического ограничения хозяйственно-состоятельных крестьян в мае добавились внеэко­номические методы изъятия у них хлеба. "Кулак" становился прямым объектом насилия со стороны государства. Средние кре­стьяне, имевшие запасы хлеба, приравнивались к кулакам. Те­перь они лишались и гражданских прав. Все это не могло не по­родить их враждебности к Советской власти, превращая в сто­ронников демократически избранного Учредительного собра­ния и всесословных органов власти.
Майские декреты ВЦИК, постановления Совнаркома и цир­куляр НКВД оформляли невиданный ранее социальный экспери­мент революционеров. Суть его заключалась в решительном по­давлении сопротивляющегося государственной политике имуще­го крестьянства, организации и противопоставлении ему бедняц­ких масс деревни. Эти документы максимально концентрирова­ли силы большевиков на решении неотложной задачи - борьбе с голодом, которая для них в этот период была равнозначна борь­бе за социализм. Они заложили основы политики "военного
106
Кризис доверия большевикам
коммунизма", базировавшейся на мерах внеэкономического принуждения крестьян к сдаче хлеба. Эту политику крестьянство не приняло ни на одном этапе, вступив в вооруженную борьбу с ней. В этой борьбе имущий крестьянин выступал как наиболее активная социальная сила деревни, отстаивающая интересы кре­стьян как класса мелких товаропроизводителей.
Активным проводником ленинской продовольственной поли­тики и "крестового похода" против хлебодержателей и спеку­лянтов был Л.Д.Троцкий. 4 июня 1918 г. на заседании ВЦИК он рассматривал продовольственный вопрос как органическую часть общих проблем советского строительства, подчеркивая, что методы его решения - одна из частных проблем режима дик­татуры пролетариата и беднейшего крестьянства. Его выступле­ние было пронизано идеей гражданской войны с крестьянством. Ей он останется верен во все последующие годы. "Само собой разумеется,- говорил Троцкий,- что Советская власть есть орга­низованная гражданская война против помещиков, буржуазии и кулаков. Советская власть не боится этого сказать, как не боит­ся призывать массы к гражданской войне и для этого их органи­зовывать" . Троцкий считал, что нет иного пути получения хлеба, кроме как силой оружия отнять его у крестьянина. Он призывал к "истребительной и беспощадной" войне против кулаков, пыта­ющихся измором взять рабоче-крестьянскую Советскую Россию. Со всей решительностью и непреклонностью коммунистическо­го вождя он пропагандировал гражданскую войну, подчеркивая, что кулаки, держащие хлеб, стали опорой и надеждой контрре­волюции: "голод и контрреволюция друг другу помогают, идут рука об руку"179.
С таким направлением внутренней политики и методами дальнейшего развития революции были принципиально не со­гласны левые эсеры, не говоря уже о правых эсерах и меньшеви­ках. Они предлагали искать выход из кризиса на прежнем уров­не соотношения классовых сил в стране, задержав развитие рево­люции на демократическом этапе до начала ожидаемой ими ми­ровой революции, путь к которой должен открыть срыв Брест­ского мира. Левые эсеры считали, что продовольственная дикта­тура отражает недоверие большевиков к трудовому крестьянст­ву и является упрощенным методом решения вопроса. Не прини-
107
Рождение нового режима.
мая предлагаемый большевиками принцип классовой борьбы для решения внутренних проблем, протестуя против вмешатель­ства рабочего класса в дела деревни, левые эсеры во ВЦИК вы­ступили решительными противниками диктатуры "как в отдель­ных областях", так и "против общей диктатуры по политичес­ким соображениям"180. 2 июня 1918 г. ЦК партии левых эсеров, обсудив продовольственную проблему, постановил: в устных выступлениях и в печати разъяснять, что все продовольственные меры правительства неэффективны. Решение же вопроса им ви­делось в углублении государственной системы регламентации цен, монополизации всех предметов массового потребления (это будет проведено в 1919 г. и станет одной из составных частей "военного коммунизма"). Принуждение кулаков левые эсеры до­пускали только силами местных Советов. ЦК партии левых эсе­ров высказался против посылки рабочих отрядов в деревню, рас­сматривая их как карательные экспедиции. Членам партии за­прещалось принимать в них участие18'. 6 июня, возвращаясь к продовольственному вопросу, ЦК левых эсеров еще раз подчерк­нул недопустимость участия в карательных отрядах. Местным Советам рекомендовалось вести напряженную борьбу с кулацки­ми элементами, используя в случаях надобности помощь из цен­тра. Продорганам предлагалось в кратчайший срок выработать конкретные меры добывания продовольствия и точно опреде­лить содержание понятий - "кулак", "торговец", "трудовой кре­стьянин"IS2, что. однако, не было сделано. В политическом отче­те ЦК III съезду левых эсеров В.А.Карелин еще раз подчеркивал решительную оппозиционность партии большевистскому прави­тельству в продовольственном вопросе, настаивая на перенесе­нии центра тяжести с диктатуры продотрядов и комбедов на де­ятельность местных Советов. Он считал, что продотряды созда­дут "противоестественный фронт города и деревни", а комбеды - не что иное, как покушение на Советскую власть и дезоргани­зация трудового крестьянства. Докладчик призывал к энергич­ной борьбе против таких организаций183. Левые эсеры надеялись повести за собой крестьянство, изолировать рабочий класс, воз­главить революцию и государственную власть. Ближайшей их целью стало завоевание большинства в местных Советах и на V Всероссийском съезде Советов. Лидеры партии со всей опреде-
Кризис доверия большевикам
ленностью пошли на разрыв с коммунистами, взяв курс на устра­нение их от власти. "Мы должны, - говорила М.А.Спиридонова, - с уверенностью сказать, что нам удастся победить партию большевиков и заставить ее подчиниться нашей воле. Но для этого надо развить с огромной интенсивностью всю нашу рабо­ту, захватывать аппараты власти на местах"184. 24 июня ЦК пар­тии левых эсеров принял решение "в самый короткий срок поло­жить конец так называемой передышке, создавшейся благодаря ратификации большевистским правительством Брестского мира. В этих целях Центральный Комитет партии считает возможным и целесообразным организовать ряд террористических актов в отношении виднейших представителей германского империализ­ма" . Одновременно с этим ЦК партии постановил организовать для проведения своего решения "мобилизацию надежных воен­ных сил и приложить все меры к тому, чтобы трудовое крестьян­ство и рабочий класс примкнули к восстанию и активно поддер­жали партию в этом выступлении". Кроме того, было решено "подготовить к настоящей тактике партии все местные организа­ции, призывая их к решительным действиям против настоящей политики CHK"I8S. ЦК левых эсеров весьма наивно пытался от­делить политику Совнаркома от линии РКП(б), рассматривая свои действия "как борьбу против настоящей политики Совета Народных Комиссаров и ни в коем случае как борьбу против большевиков"186. 28 июня на III съезде левых эсеров Спиридо­нова звала свою партию возглавить восстание: "Наша партия должна взять на себя, товарищи, все бремя восстания, на кото­рое мы будем звать все массы, будем поджигать, подстрекать и организовывать, только через восстание мы в состоянии будем одолеть то, что идет на нас"187. Левым эсерам, говорила она, "надлежит взять руководящее место во всей дальнейшей борьбе крестьянства и рабочих со своим классовым врагом (имеются в виду помещики - Т.О.)... Мы вступаем в новую стадию полити­ческого продвижения вперед, когда, наверно, мы будем парти­ей господствующей"188. 2 июля 1918 г. орган ЦК левых эсеров, информируя о III съезде партии, отметил, что он признает не­обходимым, чтобы партия без промедления всей силой своего влияния и партийного аппарата выпрямила линию советской политики".
109
Между двух диктатур: год 1918.
Таким образом, кризис внутри правительственного блока, обозначившийся в марте, в мае-июне перерос в политическую конфронтацию.
В это же время на юге страны собирала силы "белая" контр­революция. Правая же часть "демократии", говоря о недопусти­мости гражданской войны, разжигала ее в Поволжье, на Урале, в Сибири, где, опираясь на штыки чехословацкого корпуса и восстания крестьян, свергала власть Советов. Именем Учреди­тельного собрания восстанавливались всесословные органы вла­сти и создавалась армия для борьбы с коммунистами.
Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
Глава 3. Между двух диктатур: год 1918.
3.1. Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
В конце мая 1918 г. во внутренние дела России вмешался кор­пус чехословацких военнопленных, ставший с января 1918г. ав­тономной частью французской армии и эвакуировавшийся из России через Поволжье, Урал, Сибирь, Дальний Восток. В этом хорошо подготовленном и вооруженном корпусе контрреволю­ция получила ударную силу для свержения Советской власти в непосредственной близости от центра страны. Навстречу чехо-словакам поднималась волна восстаний. Их организаторами бы­ли правые эсеры, призывавшие крестьян и всех недовольных на борьбу с революционной властью.
За неделю до выступления чехословацкого корпуса VIII Со­вет партии правых эсеров взял курс на немедленное вооруженное свержение рабоче-крестьянской власти, возрождение Учреди­тельного собрания и всесословных органов самоуправления. В резолюции по международному положению Совет отмечал воз­можность "с момента на момент" вооруженного вмешательства в русские дела союзников, и выразил готовность принять их во­енную помощь. В комментарии к этой резолюции писалось: "Войска союзников должны войти в пределы России, должны за­нять рубежи областей, еще не захваченных германцами, и на этих рубежах нужно возобновить борьбу... Стратегическая необ­ходимость союзнического десанта в Сибири диктуется всей об­становкой момента и наша партия совершенно определенно вы­сказывается за этот десант, за поддержку"1. Совет партии утвер­дил переговоры ЦК с бывшими союзниками царской России о подготовке выступления чехословацких военнопленных2. В.М.Чернов впоследствии как особую заслугу отмечал роль пар­тии эсеров в объединении контрреволюционных сил Поволжья и Урала с руководством чехословацкого корпуса для борьбы с диктатурой пролетариата3.
Неразрывная связь антисоветского движения в Поволжье, на Урале и в Сибири с восстанием чехословацкого корпуса призна­валась многими активными деятелями эсеров. Так, в январе 1919 г. В.И.Лебедев (один из организаторов армии Комуча) писал, что
111
Между двух диктатур: год 1918.
для борьбы с большевиками им нужна была "какая-то внешняя сила, вокруг которой и под прикрытием которой могла бы сфор­мироваться национальная сила". Ею могло быть уральское каза­чество, или Добровольческая армия генерала Алексеева, союз­ные войска, или "удачное восстание где-нибудь подальше от центра политической жизни. Такое восстание имело больше все­го шансов произойти на Волге, в непосредственной близости от уральского и оренбургского казачества". Эсеры переправляли сюда свои боевые силы, о чем знали и союзники, вместе с ними разрабатывался план создания волжского фронта, который дол­жен был стать базой в борьбе против Советской власти и Герма­нии4.
Связь подготовки антисоветского движения в Поволжье с восстанием чехословацкого корпуса подтверждал и Н.В.Святиц-кий - активный радетель "народовластия", подводя итоги полу­годовой борьбы против диктатуры коммунистов5. Раскрывая усилия правых эсеров по подрыву Советской власти, П.Д.Кли-мушкин (член Самарского комитета правых эсеров, один из ор­ганизаторов Комуча) признавал, что "работа была трудной, ни­кто не верил в возможность переворота. Поскольку на город на­дежд было мало, внимание сосредоточили на деревне, где рабо­та была медленная, но неуклонная. В то же время, однако, мы ви­дели, что если в ближайшее время не будет толчка извне, то на переворот надеяться нельзя, дружины стали разлагаться"6.
До выступления чехословацкого корпуса внутренняя контр­революция не представляла серьезной опасности для Советской власти. С выступлением же чехословаков борьба против больше­виков в Сибири, Поволжье, на Урале изменила характер, превра­тилась в гражданскую войну. Восстания крестьян стали отли­чаться организованностью, большим территориальным охва­том, массовостью и крайней жестокостью. Крестьянские восста­ния стали одной из причин падения Советской власти в этих рай­онах.
В первых же телеграммах с мест развернувшихся боев сооб­щалось, что чехи стали центром притяжения всех местных анти­советских сил. Находившаяся в Поволжье и на Урале Высшая во­енная инспекция, возглавляемая Н.И.Подвойским, уже 31 мая сообщала о сплочении вокруг чехословацких эшелонов контрре-
112
Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
волюционных элементов, начался "форменный поход против Советской власти", всюду раздавались призывы вступать в ряды "Народной армии", оказывать помощь чехословацким эшело­нам, свергать власть Сонетов78. Опасность мятежа чехословац­кого корпуса Н.И.Подвойский видел в том, что "он организует мелкобуржуазную контрреволюцию, которая грозит распрост­раниться на весь Уральский и Приволжский край"9. Из Чисто­польского уезда Казанской губернии, как и из многих других, в июне сообщали в НКВД, что выступление чехословаков подняло дух контрреволюции10.
Мятеж чехословаков ускорил поляризацию крестьянства в поволжской и уральской деревне. Социальной опорой антисо­ветского движения в деревне стало зажиточное крестьянство. Беднота же вместе с рабочими выступала с оружием в руках на защиту власти Советов. Когда чехи угрожали Пензе, беднота ближайших к городу волостей отрядами в сотни человек под ко­мандой бывших солдат пришла на станции Рамзай, Симанищи-но, Студенец, разъезд Абреково и другие, и требовала оружие, чтобы идти на помощь Совету. Помогали Красной Армии хле­бом и деньгами. Жители Свищевской и Шутовской волостей Пензенского уезда организовали отряд в 600 человек. Крестьяне Рузаевского района послали на помощь Пензе отряд в 300 чело­век, из Саранского уезда пришло 100 человек".
На защиту власти Советов поднималась многонациональная беднота Поволжья и Урала. В июне в Уфе, Белебее, Мензелинске и других городах были созданы татаро-башкирские боевые дру­жины, батальоны, полки. Они участвовали в боях под Златоус­том, Челябинском, Самарой, Бугульмой и в других местах. В на­чале июня только на Златоусско-Миасском участке беднота вхо­дила в состав 12 отрядов12.
В это же время во многих волостях Златоустовского, Уфим­ского, Стерлитамакского, Бирского, Мензелинского уездов на­чались руководимые правыми эсерами мятежи крестьян против Советской власти.
И для Советской власти, и для ее противников особое значе­ние имело поведение средних слоев крестьянства, без поддержки которых ни та', ни другая сторона не могли создать массовой ар­мии. Обе борющиеся силы прибегли к вынужденной мере - моби-
i — 1142 113
Между двух диктатур: год 1918.
лизации. 29 мая 1918 г. ВЦИК, преодолев большинством голосов сопротивление оппозиции, принял постановление о принуди­тельном наборе трудящихся в Красную Армию13. 2 июня ЦК ле­вых эсеров высказался за мобилизацию четырех призывных воз­растов всех слоев населения14. 12 июня ВЦИК объявил мобилиза­цию пяти возрастов рабочих и не эксплуатирующих чужого тру­да крестьян в 51 уезде Приволжского, Уральского и Западно-Си­бирского военных округов, находящихся в непосредственной близости от театра военных действий (угрожаемые уезды)15. V Всероссийский съезд Советов в июле 1918 г. закрепил переход от добровольческого принципа формирования Красной Армии к созданию регулярной армии рабочих и трудящихся крестьян на основе воинской повинности.
Мобилизация в Красную Армию стала одной из основных причин, усиливших политическое размежевание крестьянства. В угрожаемых уездах мобилизация проходила в чрезвычайно сложных условиях: близость фронта, неудачи Красной Армии, восстания в тылу, острая борьба вокруг раздела земли, недо­вольство хлебной монополией и неспособность Советов удовле­творить потребности крестьян в предметах первой необходимос­ти. К началу военных действий РКП(б) не имела прочной опоры в деревне (беднота не была организована), военно-администра­тивный и агитационно-мобилизационные органы не были созда­ны, учет военнообязанных не велся.
Совокупность этих факторов и неизжитая усталость населе­ния от четырех лет мировой войны были причиной пассивного и даже враждебного отношения населения к призыву в Красную Армию. Мобилизация пяти возрастов проводилась в разгар по­левых работ. Из хозяйств изымалась наиболее трудоспособная рабочая сила, что вызывало резкое недовольство крестьян. К то­му же опыта проведения призывов у Советской власти не было, классовый отбор призывников и их военное обучение не были налажены. "Мобилизация не имеет шансов на успех. Энтузиаз­ма, веры, желания сражаться нет"",- отмечал член Высшей воен­ной инспекции Николаев в тезисах доклада Совнаркому.
В Уфимской губернии, где призыв распространялся на все уезды", антимобилизационную и антисоветскую работу возглав­ляли лидеры уездных эсеровских организаций - Вербинцев, Ов-
114
Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
чаров, Филатов, Кувашинский, Кондратьев, Кузнецов и др.18 Уход на фронт активных сил бедноты, приближение чехослова-ков, сопротивление кулаков способствовали успеху антисовет­ских восстаний. В селах Месягутово и Сикияш Златоустовского уезда в ходе крестьянского восстания было уничтожено 400, а в Ново-Троицкой и Кизганбашевской волостях Бирского уезда -было убито 100 коммунистов и активистов из бедноты". Массо­вость антисоветским восстаниям июня-июля 1918 г. придавало участие среднего крестьянства: в районе Емашей против Советов действовал отряд в 1500 человек, в Месягутовской волости - в 5000 человек20. На борьбу с крестьянскими выступлениями в Уфимскую губернию прибыли добровольческие отряды рабочих и бедноты из соседней Пермской губернии. К ним присоединя­лась местная беднота. Так, в рабочий отряд А.Л.Борчанинова, прибывший из Красноуфимска в Златоустовский уезд, влилось до 2,5 тыс. местных бедняков21. На подавление мятежа в с.Топо-рино был послан красногвардейский отряд A.M.Чевырева, в Но­во-Троицкой волости в борьбе с крестьянами погиб отряд А.Д.Нелидова22. В Бирском уезде Уфимской губернии и Осин-ском уезде Пермской губернии на борьбу с мятежниками подня­лась беднота под командованием матроса Балтийского флота коммуниста П.И.Деткина, уроженца этих мест23. В июне в Уфим­скую губернию прибыли первые отряды продовольственной ар­мии. Рабочим продотрядов с ходу пришлось включиться в по­давление крестьянских восстаний. В Уфимской, Вятской, Перм­ской губерниях много продотрядов было уничтожено крестьяна­ми.
В Вятской губернии, имевшей большие запасы хлеба, уездные Советы отменили твердые цены, разрешив его свободную прода­жу. В июне Малмыжский и Нолинский съезды Советов потребо­вали созыва Учредительного собрания за что были распущены. Крестьяне Архангельской, Кырчанской, Верхосунской, Больше-ситминской, Дворищенской, Зыкинской волостей оказали во­оруженное сопротивление изъятию хлеба. В Вавожской, Свято-горской, Юсовской и других волостях выступления крестьян воз­главили члены Советов и военруки. В Елабужском и Яранском уездах продотряды были разогнаны крестьянами. Враждебность к продотрядам нередко провоцировалась поведением рабочих,
115
Между двух диктатур: год 1918.
не понимавших крестьянской психологии, не знавших местных традиций и обычаев. Одной из национальных традиций удмурт­ских крестьян была закладка хлебных скирд в честь рождения дочери. Такие скирды, называемые девичьи, ставились каждый год до свадьбы, являясь приданым дочери. Поэтому каждый хо­зяин, имевший дочерей, имел неприкосновенные до их свадьбы запасы хлеба. Не знавшие этого продотрядники, обмолачивая девичьи скирды, бесчестили, по понятиям крестьян, их дома. По­добная бестактность создавала благоприятные условия для на­ционалистической агитации и вооруженных выступлений про­тив продотрядов. И, тем не менее, именно в Вятской губернии удалось получить наибольшее количество хлеба. Этому способ­ствовали действия экспедиции А.Г.Шлихтера, применившей сис­тему договоров с крестьянскими Советами и оплату части хлеба товарами.
Борьба за хлеб стала еще одним фронтом гражданской вой­ны: он проходил через каждую деревню и требовал больших сил и жертв. Только за июнь отрядам продармии более 100 раз при­шлось подавлять вооруженное сопротивление крестьян. За пол­тора труднейших месяца до нового урожая рабочие добыли не­многим более 2 млн пудов хлеба, оплатив его жизнью более 4100 коммунистов, рабочих, бедняков24.
Восстания крестьян сорвали призыв в Красную Армию в уез­дах Уфимской губернии. В силу "пассивности и несочувственно­го отношения крестьян" мобилизация здесь была прекращена25.
Свержение Советской власти в Уфимской губернии повлияло на ход мобилизации во всех губерниях Уральского военного ок­руга. Вступали в Красную Армию лишь сознательные сторонни­ки Советской власти. В Оханском уезде Пермской губернии на фронт ушла беднота нескольких сел - Дуброво, Таборы, Б. Со-сновка, Григорьевское, Ножовка. Добровольно вступили в ар­мию и бедняки Юрлинской, Чураковской, Усть-Зулинской воло­стей Чердынского уезда26. В Рождественской волости Екатерин­бургского уезда из бедноты были организованы два партизан­ских отряда. В Верх-Теченской волости Шадринского уезда в от­ряд вступило более 300 крестьян, 70 из которых были коммунис­тами. Беднота и маломощные середняки Ногушинской волости Красноуфимского уезда создали двухтысячный отряд. В Камыш-
116
Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
ловском уезде из крестьян Кочневской, Квашинской и Куров-ской волостей в короткий срок были созданы три отряда добро­вольцев под командой члена Кочневского волисполкома А.Ф.Некрасова27. Из бедноты и маломощных середняков Камы-шловского, Шадринского и Ирбитского уездов выросли 1 -й Ка-мышловский и 1 -й Крестьянский коммунистический полк "крас­ных орлов".
Екатеринбургский уезд в Пермской губернии дал наиболь­ший процент явки крестьян по мобилизации - 36,4% (3638 из 10 тыс. призывников), Кунгурский - 1398 человек28. Однако боль­шинство крестьян уклонялись от призыва в Красную Армию. С объявлением мобилизации в Кунгурском, Красноуфимском, Осинском, Оханском, Чердынском уездах Пермской губернии начались мятежи призывников. В этих уездах зажиточные крес­тьяне имели значительное влияние. По сведениям губисполкома, большинство из 1435 волостных и сельских Советов Пермской губернии были кулацкими29"30. В середине июня в Красноуфим-ский уезд Пермской губернии из Уфимской губернии вторгся башкирский отряд в 3,5 тыс. человек, во главе которого были бывшие офицеры, урядники. К ним присоединились кулаки с. Кленовское, Суксун и др. Их агитаторы, разъезжая по деревням, призывали к расправе с большевиками и Советами, к отмене хлебной монополии и твердых цен. В результате только в южной части уезда было убито до 600 работников сельских Советов и членов их семей31. Выступление было подавлено отрядами, сфор­мированными уездным военно-революционным комитетом из бедноты, и частями Красной Армии, присланными из Кунгура и Перми32.
В Кунгурском уезде в июне было одно крестьянское выступ­ление. С объявлением мобилизации их стало 1733. Разрозненные выступления крестьян приобретали характер организованного восстания. Движение началось с Богородской волости, где при объявлении призыва в Красную Армию собрание крестьян при­няло резолюцию с отказом от мобилизации и осуждением брато­убийственной войны. Резолюция была распространена в сосед­них волостях, где стали создаваться "оборонительные комите­ты" (штабы) и проводиться своя мобилизация. Главный штаб мятежников вел работу в деревне под эсеровскими лозунгами.
117
Между двух диктатур: год 1918.
25 июля в селе Рождественском состоялся сход, где участвовало более тысячи крестьян. По предложению эсеров сход принял ре­шение о восстании против Советской власти. Вокруг села были построены оборонительные сооружения, выставлены караулы. С целью изолироваться от Кунгура была предпринята попытка за­нять станцию Шумаково и Тулумбасы и взорвать железнодо­рожный мост. Но охрана отбила отряды восставших. В конце июля был создан районный военный штаб, координировавший действия 23 присоединившихся к восстанию волостей. В движе­ние было втянуто до 10 тыс. крестьян".
В августе восстали Усольский, Осинский и Оханский уезды. Центром восстания в Оханском уезде стало богатое село Сепыч. Под влиянием агитаторов этого села 15 тыс. крестьян из 12 воло­стей отказались от явки на призывные пункты, протестуя против мобилизации и хлебной монополии. В Сепыче в первые дни мя­тежа было убито 49 коммунистов и работников Совета35. Пра­порщик Мальцев пытался организовать из мятежников "народ­ную армию"36. Восстание было подавлено отрядами сельских коммунистов, рабочих и Пермской ЧК. Когда они подошли к мятежному селу, крестьяне сами арестовали часть главарей и ос­вободили арестованных (типичное поведение для взбунтовав­шихся крестьян во все времена). С целью предотвращения вос­станий, губчека взяла 78 заложников, опубликовав их фамилии37. Взятие заложников стало новацией большевиков в борьбе с на­родной стихией.
Восстаниями крестьян, судя по данным советских источни­ков, руководили офицеры. Возглавляемые ими отряды захваты­вали станции, портили телеграфную и телефонную связь, разру­шали железнодорожное полотно. Нанося удары с тыла, они от­влекали части Красной Армии с чехословацкого фронта. Очаги крестьянских восстаний возникли во всех губерниях Урала и По­волжья.
Ленин считал, что "кулацкие элементы" "составили из себя главную и самую серьезную опору контрреволюционного движе­ния в России"38. Очевидна предвзятость этой оценки, положен­ной в основу советской историографии гражданской войны. Ку­лаки были меньшинством в крестьянстве и сами по себе не пред­ставляли серьезной опасности для Советской власти. Их сила за-
118
Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
ключалась в социальном родстве с крестьянским общинным большинством. Как социально наиболее активная часть кресть­янства, кулачество, борясь за свое существование, вместе с тем отстаивало коренные экономические интересы имущих слоев де­ревни. Посягательство государства на интересы сельских това­ропроизводителей объединяло кулаков и средних крестьян, при­давая массовость их движению. Только их совместная борьба со­здавала реальную опасность для власти. Ленин же, акцентируя внимание на роли кулаков в расширении контрреволюционного движения, подтверждал свой прогноз развития классовой борь­бы, оправдывая намеченные им в мае 1918 г. чрезвычайные меры против кулаков.
Крестьянство в основной своей массе стремилось уклониться от участия в гражданской войне, остаться по возможности нейт­ральным. Некоторые уездные Советы, стремясь смягчить ситуа­цию, практиковали призыв в Красную Армию по разверстке 10-25 добровольцев с волости: в Курганском уезде Пермской губер­нии -по 10, в Уфимской губернии - по 20, в Елабужском уезде Вятской губернии - по 25 человек39. Впервые такая мобилизация была применена в апреле в Саратовской губернии, где для борь­бы с белоказаками каждая волость обязывалась выделить 100 че­ловек. В июне по указанию Н.И.Подвойского такую мобилиза­цию провели в Рузаевском уезде Пензенской губернии, где каж­дая волость должна была выделить по 20 рядовых и по 2 унтер-офицера под ответственность волостных Советов за их благона­дежность40. Здесь мобилизация добровольцев прошла с успехом, дав возможность сформировать значительную армию. Но на Урале эта мера не дала результатов прежде всего в силу ослож­нившейся обстановки в районе. Так, в Осинском уезде, где по­добная мобилизация проводилась с 15 по 24 августа, Красная Армия получила лишь 678 человек41. В армию шли прежде всего добровольцы из рабочих и бедноты. Середняки уклонялись от призыва, а порой вместе с кулаками уходили к белым. Из-за "не­сочувственного отношения крестьян" в Оханском, Кунгурском, Шадринском, Красноуфимском уездах Пермской губернии мо­билизация была отменена42.
В поволжской деревне, как и на Урале, мятеж чехословаков ускорил размежевание крестьянства. Кулаки активно поддержи-
119
Между двух диктатур: год 1918.
вали чехов и казаков, вторгшихся в Новоузенский и Николаев­ский уезды. Беднота вступала в Красную Армию, и на основе во­лостных и сельских отрядов добровольцев здесь были сформиро­ваны две стрелковые бригады. В одну из них влились отряды В.И.Чапаева, И.М.Плясункова, И.В.Топоркова, И.С.Кутякова и Др.43
В Саратовской губернии в первые дни мятежа чехословацко­го корпуса крестьяне Аткарского и Сердобского уездов, захва­ченных военными действиями, послали в Красную Армию 8600 добровольцев. Но объявленная 30 мая V губернским съездом Со­ветов мобилизация не была поддержана крестьянскими сходами и Советами44. ВЦИК декретом от 12 июня предписал провести мобилизацию в двух уездах губернии - Хвалынском и Вольском, а 27 июля она была распространена на Сердобский и Кузнецкий уезды45. Для проведения разъяснительной работы в деревни бы­ли направлены 10 членов губисполкома и агитаторы губвоенко-ма*.
Но одновременно в губернии активизировались правые эсе­ры. Их областной комитет находился в Саратове. Для подготов­ки восстаний сюда из Москвы прибыли представители ЦК. В Поволжье собирался эсеровский актив из центральных губер­ний. Среди крестьян работал К.Буревой, бывший в 1917 г. пред­седателем Воронежского Совета крестьянских депутатов47. Для работы в деревне правые эсеры активно использовали продо­вольственный аппарат, куда через биржу труда под видом кон­тролеров трудовых артелей, комиссаров по учету урожая и т. п. проникло много бывших офицеров. Разъезжая по губернии, они вели антисоветскую агитацию, а во время наступления чехосло-ваков стали готовить восстание48. В июле губпродком послал в деревню около 700 студентов и интеллигентов для учета хлеба. Многие из них также стали агитировать против политики Сове­тов и мобилизации49. 30 июля правые эсеры провели съезд пред­ставителей шести волостей Царицынского уезда, вынесший резо­люцию против мобилизации и декрета о комбедах50. В некоторых волостях были разогнаны организации бедноты. Вокруг Сарато­ва вспыхнули восстания. Пригородные станции Татищево, Кур-дюм, Разбойщина были захвачены повстанцами. Сотрудники губчека арестовали подпольный штаб правых эсеров, руково-
120
Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
дивший антисоветским движением в губернии51. Тем не менее в 44 волостях начались крестьянские восстания. Уездные города Вольск, Хвалынск, Сердобск, Кузнец были захвачены восстав­шими52. В Саратовском уезде, как только была объявлена моби­лизация, в 12 селах были разогнаны Советы, расстреляны акти­висты из бедноты. В деревне Таловка кулаки из немецких коло­нистов за восемь дней мятежа убили 19 бедняков и около 150 приговорили к расстрелу53. В таких условиях не только средние крестьяне, но и часть бедноты предпочитали уклониться от явки на призывные пункты. Мобилизация в этих уездах была отмене­на54. В июле восстания прокатились по Новоузенскому, Петров­скому и Аткарскому уездам: и здесь мобилизация была сорвана. В Кузнецком и Сердобском уездах призыв был объявлен после подавления восстаний, но поскольку он не был поддержан крес­тьянами, его также пришлось прекратить55.
Не удалась объявленная 12 июня мобилизация крестьян и в трех уездах Симбирской губернии." И здесь пополнение Красной Армии шло за счет добровольцев из коммунистов и бедноты всех национальностей: в Алатырском уезде был сформирован русско-чувашский конный полк, в Буинском - смешанный отряд и чу­вашский партизанский отряд во главе с председателем уездного исполкомам И.С.Космовским56.
Слабая работа уральских и поволжских Советов по проведе­нию мобилизации населения в Красную Армию во многом объ­ясняется позицией левых эсеров. Имея большинство в Советах и занимая ответственные посты в исполкомах, в частности, долж­ности губернских и уездных военных комиссаров и руководите­лей, они не оказывали активной поддержки военной политике центральной власти. Левые эсеры были противниками регуляр­ной классовой армии, отстаивали всеобщее вооружение и парти­занские методы борьбы. ЦК левых эсеров видел в чехословацких легионерах силу, способную взорвать Брестский мир. Немалые надежды ЦК возлагал на командующего Восточным фронтом левого эсера Муравьева, намеревавшегося объединиться с чехо-словаками для совместных военных действий против Германии57. На местных съездах и в исполкомах Советов левые эсеры высту­пали против мобилизации, за всеобщее вооружение. Однако по мере развития вооруженной борьбы на Урале и в Поволжье от-
121
Между двух диктатур: год 1918.
ношение значительной части левых эсеров к мятежу чехословац­кого корпуса изменилось: они вместе с коммунистами включи­лись в организацию обороны. В числе защищавших Пензу, Са­мару, Симбирск, Казань были и дружины левых эсеров. В борь­бе с чехами погиб военный комиссар Симбирской губернии ле­вый эсер П.Х.Гладышев58, руководитель пензенской губернской организации и другие левые эсеры.
1 августа распоряжением командующего 1-й армией М.Н.Ту­хачевского в Симбирской губернии была объявлена мобилиза­ция бывших солдат, унтер-офицеров и крестьян пяти призывных возрастов. Советам предлагалось применять самые решительные меры, вплоть да расстрелов и конфискации имущества в пользу бедноты, к кулакам и лицам, оказывающим сопротивление и агитирующим против мобилизации. В некоторых волостях труд­но было найти лиц на должности военных комиссаров и руково­дителей, крестьяне отказывались давать армии лошадей, заявля­ли о нежелании идти на службу. В донесении от 9 августа комис­сар политотдела 1-й армии В.В.Куйбышев отмечал необходи­мость применения оружия к сопротивляющимся деревням".
Для настроений крестьян характерно заявление, сделанное сельским сходом Б.-Березниковской волости Карсунского уезда Симбирской губернии. Отказ от мобилизации они обосновывали тем, что идет война партий, "а мы (крестьяне) беспартийные"60. Сопротивление крестьян мобилизации в Курмышском, Алатыр-ском и Ардатовском уездах переросло в восстание". Оно было ликвидировано при активном участии продовольственных отря­дов рабочих и агитаторов политического и мобилизационного отделов 1-й армии. При его подавлении только в Курмышском уезде было расстреляно до 1 тыс. "контрреволюционеров"62. В таких масштабах репрессии против крестьян были применены впервые.
В Казанской губернии до середины июля губисполком был в руках левых эсеров. Занимая посты губернского и уездных воен­ных комиссаров, они использовали их аппарат для создания сво­их боевых дружин63. Лишь 30 июня крестьянская секция Совета высказалась за мобилизацию и 7 июля был опубликован приказ о мобилизации одного призывного года, но левые эсеры согла­шались на нее лишь при условии отмены хлебной монополии64.
122
Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
Это была личная инициатива казанских левых эсеров, идущая навстречу крестьянским требованиям. Однако призыв в армию, намеченный на 16-17 июля, был провален крестьянами. Второй срок явки (24-26 июля) также был сорван65. Крестьянские сходы не желали слушать большевистских агитаторов, отказывались от советских газет и литературы. В Ядринском уезде собранные мо­билизованные ушли с призывных пунктов66.
Документы крестьянских сходов и сельских Советов раскры­вают весь комплекс причин колебаний крестьян: недовольство отсутствием товаров первой необходимости, хлебной монополи­ей, непонимание целей и характера войны, страх перед чехами и кулацким террором, антикоммунистическая агитация эсеров, от­рицательный пример соседних волостей. Казанский уездный во­енком Ф.Терехин вспоминал в 1924 г., что явка и настроение мо­билизованных были прескверные. На призыв являлась треть или четверть. Вместо призывников сельские Советы и волисполкомы присылали протоколы, в которых, например Арская волость, пи­салось: ввиду того, что "ближайшие волости заняты чехами, нам не устоять, поэтому на мобилизацию не являться"67. Ряд волос­тей высказались за Учредительное собрание. Прибывшие на призывной пункт крестьяне Столбищенской волости ушли об­ратно, якобы за неявившимися. Поскольку одна деревня отказа­лась от мобилизации, ее примеру последовали и все другие. Не­которые требовали удостоверений, что они пошли в армию по мобилизации, а не добровольно. И все-таки по Казанскому уез­ду на призыв явилось 1250 крестьян68. По существу это были до­бровольцы, сознательно вставшие в ряды защитников Советской власти.
Массовый отказ от призыва имел место во всех уездах, а не только в районах с преобладанием татарского, чувашского, ма­рийского крестьянства, находившегося под влиянием национа­листов69. В трех губерниях Поволжья - Казанской, Самарской и Симбирской в эти месяцы произошло 38 восстаний70. Их актив­ными участниками были мобилизованные крестьяне. Вышеизло­женное дает основание не согласиться с выводом авторов книги по истории Приволжского военного округа, что мобилизация здесь "в целом прошла удачно"71.
123
Между двух диктатур: год 1918.
В прифронтовых Вятской и Пензенской губерниях, наводнен­ных агентами Комуча, настраивавшими население против совет­ской власти, чтобы сохранить в нейтральном состоянии деревен­ское население, проводились лишь частичные мобилизации людей и транспортных средств. И здесь левые эсеры, идя навстречу наст­роениям крестьян, серьезно мешали созданию Красной Армии. Пензенский губернский военный комиссар коммунист Л.Х.Фрид-рихсон требовал немедленного очищения военных органов от ле­вых эсеров и укрепления их коммунистами, заявляя, что в против­ном случае он снимет с себя ответственность за дальнейшие собы­тия72. В августе Чембарский уездный военком Шильцов, имевший сторонников в 42 волостях и опиравшийся на 1500 левых эсеров, поднял восстание, захватил город, раздал оружие крестьянам73. Лишь очищение военного аппарата от левых эсеров, организация бедноты и широкая разъяснительная работа позволили провести в губернии частичную мобилизацию74. В Вятской губернии при­зыв был прекращен в связи с восстаниями в Нолинском, Малмыж-ском, Уржумском, Елабужском, Яранском уездах.
Первая половина августа дала наивысший подъем крестьян­ских восстаний в Поволжье и на Урале, где они охватили 51 уезд. Сопротивление крестьян принудительному набору в армию лег­ко перерастало в восстания. Тем не менее мобилизация в Крас­ную Армию дала в Приволжском военном округе 14 646 человек. Уральском - 22 609, в Сибири - 16 794, всего - 54 049 человек75, т.е. 19,6% от предполагавшегося количества призывников.
Чрезмерные трудности, вставшие весной перед хозяйствами крестьян, отсутствие перспективы улучшения жизни озлобляли их. Крестьянская психология порождала иллюзии о возможнос­ти уйти в сторону от борьбы, отсидеться дома, переждать тре­вожное время.
Подобная картина наблюдалась на всей территории страны. Там, где установилась власть Комитета членов Учредительного собрания (Комуч) и близких к нему правительств, сразу же был поставлен вопрос о формировании армии "для создания на Вол­ге антигерманского фронта". 8 июня (день взятия Самары) Ко­муч объявил о создании "народной" армии из добровольцев, подчеркивая ее внеклассовый характер. Но крестьяне воевать не хотели. Один из организаторов этой армии, Н.А.Шмелев, обра-
124
Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
щая внимание на ее социальный состав, писал, что в "ряды доб­ровольческих частей вливались бывшие офицеры, учащаяся мо­лодежь, интеллигенция. Их состав был приблизительно одноро­ден и лишь слабо разбавлен представителями трудовой демокра­тии". Только в Хвалынско-Вольском районе, Ачинской и Сар-нинской волостях Красноуфимского уезда, населенных богаты­ми хуторянами, в Ижевско-Воткинском районе "Народная ар­мия" пополнялась за счет рабочих и крестьян7*.
Крестьяне пяти из семи уездов Самарской губернии не под­держали добровольчества для армии Комуча. Лишь самые бога­тые уезды губернии - Николаевский и Новоузенский дали добро­вольцев77. Но они же послали десятки тысяч бедняков и мало­мощных середняков в Красную Армию. Правый эсер П.Д.Кли-мушин вынужден был признать в сентябре 1918 г., что, "несмот­ря на всеобщее ликование, реальная поддержка была ничтожна. К нам приходили не сотни, а только десятки граждан. Рабочие нас совершенно не поддерживали"78.
30 июня Комуч перешел к мобилизации. Крестьянские массы всех губерний, подвластных Комучу, отнеслись к ней отрица­тельно. На съездах и сходах крестьяне заявляли, что граждан­ской войны не хотят и солдат для войны с большевиками не да­дут79. Из занятой белогвардейцами части Симбирской губернии советский разведчик сообщал в штаб 1-й армии, что там удался призыв офицеров, а мобилизация унтер-офицеров и солдат, не­смотря на повсеместное применение карательных мер, "прошла плачевно"80. Как и при мобилизации в Красную Армию, кресть­яне мотивировали свой отказ от призыва "партийностью" войны и собственной беспартийностью.
Грабежи, насилия над населением, массовые поркн крестьян -вот что принесла "Народная армия" в деревню. Население, с не­терпением ожидавшее ее прихода, признавал Н.А.Шмелев, "час­то чуть ли не с первых дней горько разочаровалось в своих ожи­даниях"81. В Мензелинском уезде, населенном татарами, в пери­од наступления чехословаков прошла волна крестьянских вы­ступлений против Советской власти. "Но достаточно было "по­гулять" по уезду несколько дней полковнику Щ. со своими мо­лодцами, как настроение совершенно изменилось в противопо­ложную сторону. Когда Мензелинский уезд был вновь занят со-
125
Между двух диктатур: год 1918.
ветскими войсками, почти все мужское население уезда, способ­ное носить оружие, не дожидаясь принудительной мобилизации, вступило в ряды Советских войск"82, - писал Н.А.Шмелев. При­знание правого эсера отразило характерные изменения в настро­ениях и поведении крестьян Поволжья и Урала.
Эсеровский Совет крестьянских депутатов Самарской губер­нии разослал в деревни анкету с вопросом: нужно ли воевать с немцами? "Вестник Учредительного собрания" в нескольких но­мерах печатал ответы крестьян. Приведем несколько типичных ответов: "война с Германией и вообще война не желательна" (Аделаидовский сельский сход Бугурусланского уезда); "война с немцами не желательна" (Васильевский сельский сход того же уезда). В том же духе высказывались сельские сходы Бузулукско-го и других уездов83.
8 июля крестьяне многих волостей привезли на Самарский уе­здный съезд, проводимый правыми эсерами, наказы, в которых говорилось о поддержке беднотой Советской власти. На съезде часть середняков заявила о "нейтралитете". Но делегаты с. 06-шаровка, Красно-Донской и других волостей открыто говорили, что крестьяне воевать не пойдут8*. Крестьяне семи волостей Бу­гурусланского уезда отказались от явки на призывные пункты85. В Ключевской волости молодежь, избегая мобилизации, скры­лась. Для наведения "порядка" прибыл отряд в 200 казаков. Не-желавших вступать в армию стегали нагайками, родителей скрывшихся призывников выпороли, 18 человек арестовали, двоих расстреляли8*. 23 июля под влиянием большевиков кресть­яне с. Зыкова и Егорьевка постановили: в "Народную армию" не идти. 4 августа от мобилизации отказались крестьяне Емелья-новской, Матвеевской, части Новобогородской волостей87. Та­кие же решения вынесли сходы Елховской волости, Троснян-ской, Красного Яра и др. В Еманкаевской волости крестьяне от­крыто заявили, что не хотят воевать друг с другом88. И всюду Ко-муч "вразумлял" крестьян карательными отрядами, поркой, рас­стрелами без суда и следствия.
Не желая воевать и возмущенные насилиями, крестьяне не­скольких волостей Самарской губернии восстали против поли­тики Комуча. В июле в Кинель-Черкасской, Подбельской и Сар-байской волостях Бугурусланского уезда при подавлении восста-
126
Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
ния было расстреляно более 500 человек89. В Иващенковской во­лости при таких же обстоятельствах чехи уничтожили около 2 тыс. крестьян, в Николаевском уезде 45 коммунистов были зары­ты живыми в землю90.
Агитатор агитационно-вербовочного отдела Комуча Н.В.Ви-тиевский докладывал 17 августа, что крестьяне сел Матвеевка, Новоспасское и других Бугуруслановского уезда враждебно от­носятся к Учредительному собранию и мобилизации, не дают людей и лошадей для армии. В ряде сел настроение большевист­ское, многие не верят в гибель Советов. Особенно сильным со­противление политике Комуча было в Абдулинском районе. Да­же под пулеметами крестьяне Зыковской, Тимошкинской, Еме-льяновской волостей не дали солдат. В общем, заключал агита­тор, дела обстоят скверно, население не одобряет Комуча91.
О том, что "Народная армия" не пользуется популярностью у крестьян, заявляли не только деятели Комуча Климушкин, Шме­лев и др. "Мобилизация, - писал монархист А.Соловейчик, ра­зоблачая несостоятельность политики эсеров, - протекала весьма неблагоприятно: крестьянство, не увлеченное лозунгом Учреди­тельного собрания, приговорами своих сходов, заявляло о своей "нейтральности" и давало солдат лишь после того, как посыла­лись карательные экспедиции"92. Генерал П.А.Щепихин призна­вал впоследствии, что все мобилизации провалились93.
Уклонения от мобилизации вскоре переросли в массовое де­зертирство и открытую борьбу с Комучем. Уполномоченный Ко­муча по Бугульминскому уезду доносил в августе 1918г.: "За по­следнее время наблюдается крайне нежелательное явление - мас­совый уход солдат из полка домой в деревню. Идут поодиночке, идут толпами. Несмотря на посылки начальником гарнизона от­рядов для поимки беглецов, успешных результатов нет - пойма­ют, приведут, а он через день опять убежит"94. Только из Самар­ского полка дезертировало около 2 тыс. человек*5. Из 14 000 мо­билизованных крестьян Бузулукского уезда на сборный пункт явилось только 1564 (10,8%), но вскоре большинство из них раз­бежались по домам96.
По сообщению разведчика Строганова в политотдел штаба II армии от 15 сентября 1918 г., в занятом белогвардейцами Чисто­польском уезде Казанской губернии настроение даже богатых
127
Между двух диктатур: год 1918.
крестьян изменилось в пользу Советской власти, так как за ма­лейшую провинность белые расстреливают крестьян. От грабежа белых, писал Строганов, больше всего страдает середняк, так как богатые скрываются или поддерживают белогвардейцев, а у бедняка взять нечего. Теперь, продолжал информатор, все жале­ют о Советах, ждут прихода Красной Армии. Крестьяне прова­лили мобилизацию четырех возрастов в "народную" армию. Да­же волости, которые при Советской власти высказывались за Учредительное собрание, не мирятся с властью белых, хотят по­лучить оружие для борьбы с ними. Многие крестьяне, получив оружие в "народной" армии, вернулись в деревни и начали борь­бу с белыми97.
В партизанскую борьбу включилось многонациональное кре­стьянство Казанской губернии. 15-16 августа в с. Пролей-Каши Тетюшского уезда состоялось собрание, на котором присутство­вало 120 представителей соседних волостей. Обсуждались вопро­сы политического характера, в том числе мобилизация в "На­родную армию". Решение сорвать призыв было поддержано как русским, так и чувашским крестьянством. Когда в село прибыли каратели, направленные местным помещиком, бывшие фронто­вики обезоружили их. На следующий день прибыл усиленный от­ряд во главе с помещиком. Было арестовано 9 человек, при этом кулаки выдали карателям еще 16 крестьян из середняков98. Село стало центром партизанского движения.
Реанимация Учредительного собрания не была поддержанакрестьянством. Альтернатива коммунистической диктатуре ока­залась лишь кратковременным экспериментом.
В центральных губерниях России летом 1918 г. массовых при­зывов крестьян в Красную Армию не проводилось с тем, чтобы дать им возможность закончить полевые работы и уборку уро­жая. Но Ленина интересовали настроения крестьян тыловых гу­берний, их отношение к мобилизации в Красную Армию, что позволяло глубже понять причины колебаний крестьян, их обус­ловленность и порайонные особенности. С этой целью было ре­шено провести пробный призыв крестьян в одной из тыловых гу­берний. Была выбрана Тамбовская губерния99, входившая в Мос­ковской военный округ, не испытавшая влияния внешних факто­ров (интервенции). 12 июня 1918 г. Ленин телеграфировал Там-
128
Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
бовскому губернскому комиссару: "Ввиду того, что контррево­люционные помещики и капиталисты, кулаки и наемные агенты иностранных империалистов подняли голову и пытались вы­рвать власть из рук рабочих и крестьян, приказываю Вам объя­вить в Тамбовской губернии призыв на военную службу всех ра­бочих и крестьян, не эксплуатирующих чужой труд, родившихся в 1893, 1894, 1895, 1896 и 1897 гг."100
Объявление мобилизации в Тамбовской губернии выявило те же явления, что в Поволжье и на Урале. Крестьяне и здесь не бы­ли готовы встать под ружье, не понимали целей и характера вой­ны. Волостные Советы не доводили до крестьян приказ о моби­лизации или выносили решения с отказом от нее. В ряде волос­тей были разогнаны военные комиссариаты. В Спасском уезде от призыва уклонилось 4 тыс. крестьян101. В Темниковском уезде председатели некоторых сельских Советов не только вели анти­мобилизационную агитацию, но и отказывались выдавать необ­ходимые документы крестьянам, желавшим добровольно всту­пить в Красную Армию. Только после агитационно-разъясни­тельной работы, проведенной политотделом 1-й армии (уезд входил в зону его деятельности) и издания командованием при­каза "об аресте членов волостных Советов в случае неявки моби­лизованных и доставки последних под конвоем"102, крестьяне стали являться на призывные пункты.
В Усманском уезде были попытки подбить мобилизованных разогнать Советы. В Сафроновской и Соротельской волостях им удалось спровоцировать самосуды над членами Советов. 17 ию­ня мобилизация в уезде была временно прекращена103. В Липецк мобилизованные крестьяне пришли из всех волостей, но отказа­лись ехать на формирование, заявив, что будут защищать Сове­ты только в своем уезде. В Тамбове неподготовленность властей к приему призывников привела к восстанию. Больше половины мобилизованных (400 из 700) разбежались104.
Председатель губисполкома, докладывая в Москву о ходе мо­билизации, отмечал, что среди призванных крестьян специально прибывшими агитаторами распространялись тревожные слухи о падении Петрограда, убийстве Ленина. Кулаки стали воору­жаться и свергать Советы в ближайших к Тамбову волостях. 18 июня толпа мобилизованных учинила в городе погром комисса-
9-1142 129
Между двух диктатур: год 1918.
риатов, арестовала советских работников105. "По моему глубоко­му убеждению, - писал военный руководитель Тамбовской гу­бернии,- мятеж носит характер организованный, и я не сомнева­юсь, что это политическая авантюра правых, левых эсеров..."106. Однако Высшая военная инспекция, анализируя причины, по ко­торым пришлось отложить мобилизацию в Тамбовской губер­нии, прежде всего отметила недостаточную организованность власти в губернии, слабость Советов, неотлаженность военно-административного аппарата, полную неудовлетворительность постановки военного дела и другие причины107, общие для всех губерний в этот период.
Из анализа тамбовских событий Ленин сделал вывод, став­ший фундаментом советской историографии гражданской вой­ны: "Только иноземная помощь, только помощь иностранных штыков, только продажа России штыкам японским, немецким, турецким, только она давала до сих пор хоть тень успеха согла­шателям капитализма и помещикам"108. 1 июля в интервью кор­респонденту газеты шведских социал-демократов Ленин под­черкнул: "Контрреволюция состоит из богатых крестьян и офи­церов, но без иностранной поддержки она бессильна"109. Ленин­ская оценка стала незыблемой догмой, исключавшей возмож­ность иного осмысления этого периода гражданской войны и крестьянских восстаний как ее неотъемлемой части.
В остальных губерниях центральной России в июне-июле шло формирование военно-административного аппарата и организа­ция частей Красной Армии на основе добровольчества и моби­лизации специалистов. По данным на 15 июля, в Московском во­енном округе в Красную Армию вступило более 77,5 тыс. добро­вольцев'10. Из центральных губерний в Москву неоднократно по­ступали сообщения о трудностях формирования Красной Ар­мии. В донесениях, наряду с несознательностью деревенских масс и антисоветской пропагандой, серьезным препятствием на­зывалась деятельность левых эсеров. Так, в сообщениях из Кур­ска неоднократно отмечалось, что если губерния не будет очи­щена от военных комиссаров - левых эсеров, которые, разъезжая по деревням, агитируют против Брестского мира, то в скором времени начнется восстание1". В Воронежской губернии левые эсеры, используя уездные и волостные Советы, где имели значи-
130
Свержение власти Советов в Поволжье и на Урале
тельное число мест, проводили самовольные мобилизации крес­тьян и формировали из них партизанские дружины и отряды для провоцирования войны с Германией. Губернский военный ко­миссар И.А.Чуев направил всем уездным Советам и военкомам телеграмму, запрещая подобные мобилизации и настаивая на организации Красной Армии"2.
Летом вопросы военного строительства стали центральными в деятельности РКП(б) и Советской власти. Майское предписа­ние Ленина и Свердлова о повсеместной организации в недель­ный срок военных комиссариатов было выполнено лишь на гу­бернском уровне. К началу июня они были созданы в 21 из 23 гу­берний центра и Северо-Запада, а в уездах лишь в 68,5% (170 из 248)"3.
В июне-июле усилилась агитация против создания военкома­тов в волостях. В некоторых местах даже созданные комиссари­аты были распущены, участились убийства комиссаров и орга­низаторов Красной Армии. Известия об этом поступили из Александровского, Вельского, Валдайского, Глазовского, Его­рьевского, Епифановского, Ковернинского, Коротоякского, Ко-рочанского, Липецкого, Льговского, Моршанского, Муромско­го, Новоладожского, Олонецкого, Осинского, Осташковского, Поречского, Порховского, Пошехонского, Симбирского, Сло­бодского, Старорусского, Тимского, Холмского, Чернского и других уездов.
В августе волостные военные комиссариаты были созданы в 19,7% волостей аграрных губерний центра и в 43,4% волостей промышленных губерний"4. Их организация ускорилась в связи с созданием комитетов деревенской бедноты и сельских партий­ных ячеек. Работники окружных, губернских и уездных военко­матов, формируя комиссариаты, одновременно помогали орга­низовываться бедноте. Комбеды, в свою очередь, выделяли кад­ры из солдат-фронтовиков для укрепления военкоматов. В нояб­ре военкоматы имелись в 98,7% волостей аграрных губерний и в 100% промышленных"5. Однако далеко не все они оказались ра­ботоспособными.
Как очевидно, первые мобилизации в значительной мере но­сили характер добровольчества. Большая же часть крестьянства стремилась устраниться от участия в гражданской войне, сохра-
9* 131
Между двух диктатур: год 1918.
нить нейтралитет в борьбе коммунистов и эсеров за власть. Од­нако остаться нейтральным в гражданской войне оказалось не­возможным.
В то время как в Поволжье, на Урале, в Сибири и на юге стра­ны крестьянство из двух диктатур выбирало "лучшую", в центре страны усиливалась политическая борьба большевиков с лево-эсеровской оппозицией в Советах.
3.2. Левоэсеровская оппозиция.
Восстания крестьян в Центральной России.
Летом 1918 г. партийная борьба в стране достигла предель­ной остроты.
Постановлением ВЦИК 14 июня 1918г. меньшевики и правые эсеры были исключены из ВЦИК и местных Советов. В Советах осталась только одна оппозиционная партия - левые эсеры.
В печати, на съездах Советов, в деревне левые эсеры разверну­ли ожесточенную борьбу против похода рабочих в деревню, про­тив раскола крестьянства, против организации комбедов. Из но­мера в номер орган ЦК левых эсеров газета "Знамя труда" дока­зывала, что комбеды - это плод чистейшего кабинетного мышле­ния, отход от лозунгов Октябрьской революции, что комбеды оз­начают упразднение Советов и передачу власти из рук трудового крестьянства случайным пришельцам, что заготовка хлеба долж­на вестись через существующие Советы без насильственного изъ­ятия его из деревни. Левые эсеры настаивали на получении хлеба только путем товарообмена, введения монополии на все продук­ты, замены денежных налогов с крестьян хлебным обложением. Выход из трудностей они видели в изменении внешней политики, в разрыве Брестского мира. Левоэсеровские газеты (в апреле в Центральной России издавалась 41 левоэсеровская газета"6) при­зывали крестьян к сопротивлению политике правительства. В ию­не 1918 г. партия левых эсеров выросла до 80 тыс. членов, объеди­ненных в 130 - 133 организациях"7. Их практическая деятельность сводилась к завоеванию большинства мест в Советах, сплочению крестьян и агитации их против политики правительства.
На этой почве уже в июне в Советах Воронежа, Калуги, Ни­жнего Новгорода, Тулы, Ярославля коммунисты пошли на раз-
132
_________ Левоэсеровская оппозиция Восстания крестьян
рыв с левыми эсерами. Так, губернская фракция коммунистов Воронежского Совета, чтобы обеспечить выполнение правитель­ственных декретов, вывела левых эсеров из продовольственного и финансового отделов. В знак протеста 17 июня левые эсеры вы­шли из губисполкома"8, перенеся борьбу в деревню. Готовясь к выборам на V Всероссийский съезд Советов, Воронежский гу­бернский комитет левых эсеров распространил в деревнях лис­товку, обращенную к тем, "у кого есть хлеб" и направленную против коммунистов"9.
Большевистские газеты Воронежа в свою очередь настойчиво писали о засилье кулаков, именующих себя левыми эсерами, в волостных Советах, наличии у них большого количества оружия и их агитации против комбедов. В Землянском уезде в борьбе против бедноты и коммунистов левые эсеры объединились с пра­выми. Волостные и сельские Советы, состоявшие из бедноты, были разогнаны120. 2 июля съезд Советов Ореховской волости то­го же уезда, рассмотрев вопрос об организации комитета бедно­ты, не допустил его создания. Старо-Ольшанский Совет, состо­явший из четырех левых эсеров и двух коммунистов, обсуждал декрет о комбедах в отсутствие бедноты и отклонил их органи­зацию в волости. Не удалось выделить бедноту иве. Владими-ровке. В д. Киевка комбед был сформирован вопреки Совету. Не стал исполнять декрет и Совет д. Избище (Гончариха). Созван­ный 4 июля сход целый день не соглашался на выделение и орга­низацию бедноты. Прибывшему инструктору каким-то образом удалось отделить кулаков от бедноты. Только после этого 200 бедняков создали комиссию из 7 человек, поручив ей подгото­вить перевыборы Совета и оформить комбед121. В с. Гудовка Ен-довищенской волости Совет разогнали и восстановили власть старшины. Сельская ячейка коммунистов обратилась в губис-полком с просьбой прислать отряд для разоружения кулаков и создания бедняцкого Совета. 18 июля отряд Красной Армии прибыл в село. Вместе с ним приехал инструктор-агитатор Зи­мин. Но сход выступил против переизбрания Совета, организа­ции комбеда и сдачи оружия. С помощью красноармейцев было арестовано 22 крестьянина. После этого в восстановленный Со­вет избрали коммунистов и одновременно организовали комитет бедноты. Сельская ячейка РКП(б) увеличилась до 29 человек122.
133
Между двух диктатур: год 1918.
В Богучарском, Острогожском, Нижнедевицком, Коротоякс-ком уездах той же Воронежской губернии левые эсеры готови­лись к вооруженной борьбе с коммунистами за власть. 29 июня они демонстративно покинули Коротоякский уездный съезд123. "Саботажники, - доносили в Наркомпрод уполномоченные по губернии, - разъезжают по селам, подговаривают не давать хле­ба. Вообще в Воронежскую губернию слетается контрреволюци­онная саранча..."124
В июле в губернии состоялся съезд уездных комиссаров про­довольствия, наметивший конкретные меры по реализации май­ских декретов. Особое внимание обращалось на организацию комбедов как основных помощников в борьбе с держателями хлеба. В деревню были направлены агитаторы и инструкторы для разъяснения бедноте важности задач, поставленных перед ней государством125. Однако без активной помощи Центра мест­ные коммунисты были бессильны против левых эсеров, имевших сильные позиции в крестьянских Советах уездов и волостей. По­этому Наркомпрод направил в Воронежскую губернию своих уполномоченных и рабочие продотряды. В начале июня в один из самых хлебных уездов губернии - Коротоякский - прибыл продотряд московских рабочих в 425 человек. Уездный Совет го­лосами 23 правых эсеров отверг попытки коммунистов (6 чело­век) учесть хлеб. В деревнях крестьяне заявляли, что они теперь левые эсеры и хлеба реквизиционным отрядам не дадут, а если "силой придете брать, то наша партия меня защитит, оружия у нас достаточно для этого"126.
Деревня враждебно встречала продотряды. "Обладателям хлеба, - писал в Наркомпрод ее уполномоченный Д.Гольман, -удавалось привлекать на свою сторону бедноту, и бывали слу­чаи, когда все жители деревни по набатному звону собирались, вооружались кто чем мог и бывали готовы оказывать нашему отряду сопротивление"127. Интересуясь, почему крестьяне не сда­ют хлебные излишки, Д.Гольман пришел к выводу, что это про­исходит не потому, что они сплошь контрреволюционны, а по причинам экономическим и в силу особенностей психологии крестьянина-собственника. Крестьянин обычно никогда не про­давал все излишки. Зажиточным, порядочным хозяином в дерев­не считался тот, у кого хлеб лежит из года в год. В д.Сетищи, на-
134
Левоэсеровская оппозиция. Восстания крестьян
пример, у крестьян имелся хлеб 16-20-летней давности. Только беднота из-за нужды продавала свои запасы между жатвой ози­мых и яровых хлебов по самым низким ценам. Теперь же, когда рубль был неустойчив, деревня деньги брала неохотно. Хозяйст­венные крестьяне придерживали хлеб, ожидая возможности про­дать его подороже или обменять на товары. На сходах крестьяне заявляли: "Мы даем хлеб, давали и будем давать, мы хотим под­держивать Советскую власть". Однако сдавали они не весь изли­шек, а пятую часть или четверть. Иногда по постановлению схо­да жертвовали еще 1-2 тыс. пудов. Но когда приходил отряд, чтобы забрать остальной хлеб, деревня встречала его набатным звоном и оружием. "Требовать от крестьян сдачи всех излишков потому, что это необходимо для жизни и благополучия Совет­ской Республики, - это значит требовать полного сознательного отношения к создавшемуся положению, это значит требовать со­знательных жертв от крестьянства, которое ищет от свободы вы­годы и только выгоды"128, - заключал уполномоченный Нарком-прода. До прибытия рабочего продотряда из Коротоякского уез­да в центр не было вывезено ни пуда хлеба. За два месяца рабо­ты отряда было собрано 250 тыс. пудов, из которых 130 тыс. пу­дов (130 вагонов) было отправлено в Москву129, а остальной хлеб распределен среди бедноты.
По сообщениям местных коммунистов, в таких же условиях велась работа и в других уездах. Нередко имущие крестьяне под­купали и спаивали бедноту, вовлекая ее в борьбу с рабочими от­рядами. В с. Ливенки Павловского уезда, где ежедневно изготав­ливалось 200 ведер самогонки, местные крестьяне напали на про­дотряд, что повлекло за собой человеческие жертвы130. В Остро­гожском уезде крестьяне повесили замки на ссыпные пункты, по­ставили стражу и не выпускали хлеб. Даже в обмен на мануфак­туру они не желали добровольно сдавать его131.
В Орловской губернии продовольственным, земельным, воен­ным и другими отделами Совета руководили левые эсеры. По­стоянные конфликты с коммунистами делали губисполком нера­ботоспособным132. 21 мая голосами коммунистов губисполком принял постановление о реквизиции излишков хлеба и инструк­цию о порядке ее проведения133. В уезды были назначены продо­вольственные диктаторы. В помощь им в селениях создавались
135
Между двух диктатур: год 1918.
учетные комиссии из комиссара и трех беднейших крестьян, в распоряжение которых предоставлялись вооруженные отряды. В июне было сформировано Центральное бюро по организации бедноты. 14 июля руководство Центрального бюро сообщало в президиум губернского Совета, что от инструкторов часто по­ступают жалобы на местные Советы, которые не только не ока­зывают содействия, но во многих случаях препятствуют созда­нию комбедов и учету хлеба. Оно просило губисполком в самой строгой форме предписать Советам не подрывать работу по ор­ганизации комитетов бедноты314.
Создание комбедов шло слабо во всех уездах, где в исполко­мах имели преобладание левые эсеры. 17 июня против продо­вольственной диктатуры высказался Карачевский уездный съезд земельных отделов. 27 июня левоэсеровский исполком уездного Совета поддержал его резолюцию о запрещении работы рекви­зиционных отрядов, о сохранении единства крестьянских Сове­тов и против организации бедноты135. Однако IV уездный съезд Советов, на котором было 96 коммунистов и 50 левых эсеров, от­верг резолюцию левых эсеров по продовольственному вопросу. Была принята резолюция коммунистов, выражавшая недоверие исполкому за развал работы. В новый состав исполкома вошло 18 коммунистов и 9 левых эсеров136. В Брянском, Трубчевском, Малоархангельском уездах волостные Советы не публиковали декрет о комбедах. Губисполком направил в деревню на 500 тыс. руб. различной литературы, но она не доходила до крестьян, так как Советы сжигали ее137. Только приезд инструкторов и рабочих изменил положение, беднота приступила к организации комбе­дов и перевыборам Советов138. Трудно было создавать комбеды в Ливенском уезде, где бедноты было немного - 10%139, а среднее крестьянство вместе с кулаками спекулировало хлебом. В этом уезде левые и правые эсеры вместе боролись против комбедов.
Совместными усилиями продотрядов и бедноты за июнь-июль в Орловской губернии было собрано лишь 135 тыс. пудов хлеба140.
Подобные же трудности в реализации продовольственных де­кретов были характерны и для Тульской губернии. Здесь губис­полком послал в деревни 105 агитаторов и 40 уполномоченных по реализации урожая141. В их распоряжение предоставлялся во-
136
Левоэсеровская оппозиция. Восстания крестьян
оружейный отряд в 600 человек142. На уездные съезды, проходив­шие в губернии в июне, волостные Советы послали значитель­ные делегации левых эсеров и беспартийных. 15 июня левые эсе­ры повели за собой съезд волостных и сельских Советов Богоро-дицкого уезда, большинство на котором представляли состоя­тельные крестьяне. Съезд не принял декрет о комбедах и на Все­российский съезд Советов послал делегатами только левых эсе­ров. Протесты фракции коммунистов о неправомочности выбо­ров были отклонены143. В начале июня IV Белевский уездный съезд той же губернии принял резолюцию с осуждением Брест­ского мира и декрета о комбедах144. В июне - июле в наиболее хлебных уездах Тульской губернии - Новосильском, Белевском, Веневском, Ефремовском, Крапивенском, Чернском, вспыхнули восстания145. В июне на почве реквизиции хлеба крупное выступ­ление крестьян произошло и в Одоевском уезде. Вооруженные пулеметами, винтовками, бомбами и двумя пушками, крестьяне тремя группами повели наступление на уездный город. Крестья­нами Старобельской, Паринской и Покровской волостей был разбит отряд уездного Совета. 7 членов уездного Совета были ранены, двое живыми зарыты в землю146. Во главе этого движе­ния стоят кулаки, сообщал на пленуме губисполкома 1 июля председатель фракции коммунистов Г.Н.Каминский147. На плену­ме левые эсеры Тришечкин и Чернов потребовали ликвидиро­вать продовольственную диктатуру и высказались против созда­ния организаций бедноты, считая, что это не выход из продо­вольственного кризиса. Отвечая им, член ВЦИК и чрезвычай­ный уполномоченный по продовольствию А.И.Кауль вновь под­черкнул, что выход в беспощадной борьбе с кулаками, очищении от них волостных Советов, безусловном проведении майских де­кретов и развитии товарообмена14.8. Отвергнув предложения ле­вых эсеров, губисполком направил в деревню коммунистов и бо­лее 2 тыс. рабочих Тулы149. Однако в июне - июле в губернии бы­ло оформлено лишь 14,8 % комбедов150.
Курский губернский съезд продовольственных работников также нашел "несвоевременным организацию сельской бедноты, как вооруженной силы для принудительного изъятия хлеба"151.
В конце июня съезд Советов Тамбовского уезда большинст­вом в 52 голоса также принял резолюцию левых эсеров, откло-
137
Между двух диктатур: год 1918.
нявшую создание комбедов. В Шацком уезде левые эсеры вооб­ще отказались заниматься организацией помощи бедноте152.
Сложная обстановка в июне создалась в Пензенской губер­нии, являвшейся непосредственным тылом Восточного фронта (четыре ее уезда были прифронтовыми), его материальной и людской базой. Эсеры Комуча перебросили сюда значительные силы, намереваясь поднять крестьянство против власти Советов. Коммунистов в губернии было немного, парторганизации на ме­стах еще только оформлялись. Эсеры засыпали деревни своими воззваниями133. На губернской конференции РКП(б) в августе от­мечалось: в "деревне происходит нечто невероятное: провока­ции, неосведомленность, царящие в деревне, поистине чудовищ­ны", в волостях создаются контрреволюционные организации, из Самары приезжали агенты Комуча154. В июне на Инсарском уездном съезде правые эсеры открыто призывали к свержению Советской власти155. Тогда же Саранский уездный съезд волост­ных и сельских Советов с левоэсеровской мотивировкой откло­нил организацию комбедов и высказался за Учредительное со­брание156. По уезду готовился разгон Советов'57. Левые эсеры, имевшие сильные позиции в уездных Советах, отвергали продо­вольственные декреты правительства и организацию бедноты. В июне губвоенком В.В.Кураев и председатель президиума губис-полкома А.Е.Минкин сообщали в Москву, что крестьяне требу­ют отмены хлебной монополии. Губернские руководители опа­сались потерять контроль над событиями и не надеялись удер­жать под своим влиянием открывающийся съезд Советов. А.Е.Минкин просил Ленина "указать путь, по которому удалось бы выйти из положения"158. Ленин прислал председателю губис-полкома телеграмму "Об организации продовольственных отря­дов", в которой предлагал разъяснить съезду, что требование от­мены хлебной монополии есть политический шаг контрреволю­ционных слоев. Выход один - в последовательном осуществле­нии продовольственных декретов Советской власти159. Но пен­зенские руководители не ознакомили съезд с этим документом. Не был он опубликован и в губернской печати. Стремясь избе­жать обострения ситуации, коммунисты пошли на компромисс с левыми эсерами. Они согласились объединить свою резолюцию по продовольственному вопросу с левоэсеровской, полагая, что
138
Левоэсеровская оппозиция. Восстания крестьян
представленные сторонами документы имеют много общего. Бы­ла признана необходимость учета и реквизиции хлеба без приме­нения мер принуждения и обойден вопрос об организации бед­ноты, продотрядов и помощи голодающему центру160, т. е. по су­ществу коммунисты признали правоту левых эсеров. На V Все­российский съезд Советов делегатами были избраны 12 комму­нистов, 16 левых эсеров и 1 максималист161. Положение в Пензен­ской губернии встревожило В.И.Ленина. 17 июня в записке А.Д.Цюрупе он писал: "Я очень боюсь, что мы недооцениваем "пензенскую" опасность и продовольственную и общеполитиче­скую и что "агитаторов" фактически послать не сможем".
В промышленном районе особенно острая борьба между большевиками и левыми эсерами развернулась в Ярославской губернии. Здесь к лету у левых эсеров позиции были прочнее, чем у коммунистов. В июне они имели большинство в Ярослав­ском, Угличском, Ростовском, Мологском уездных исполкомах. Левые эсеры из губисполкома, разъезжая по деревням, вели ан­тикоммунистическую пропаганду. Под их влиянием Угличский уездный съезд в июне отказался от организации комбедов"2.
Большевики арестовали губернский комитет левых эсеров за созыв губернского съезда представителей волостей, закрыли ле-воэсеровскую газету. Однако Свердлов, опасаясь обострения си­туации, потребовал немедленного освобождения левых эсеров и призвал обе фракции подчиниться постановлению ВЦИК о сов­местной работе. Председатель ВЦИК предложил созвать новый съезд 1 июля163. 25 июня в ЦК РКП(б) поступило сообщение о на­зревании нового конфликта с левыми эсерами, которые "стара­ются изолироваться. Местный комитет (коммунистов - Т.О.) энергично борется против политики левых эсеров, рассылает агитаторов на места. В городе атмосфера напряженная. Ожида­ется выступление против Совета. Некоторые из членов комитета - коммунисты получили анонимные письма с угрозами смерти... Левые эсеры хорошо снабжены деньгами и игнорируют распоря­жения местного исполкома"164. С.М.Нахимсон (представитель ВЦИК в губернии) считал, что в расколе и дезорганизации пови­нен председатель губисполкома М.Н.Доброхотов (левый эсер -Т.О.) и его сторонники,и просил Я.М.Свердлова отозвать его165. Левые эсеры, в свою очередь, обратились к Спиридоновой и про-
139
Между двух диктатур: год 1918.
сили ее приехать 1 июля на губернский съезд Советов, чтобы предотвратить раскол с большевиками166. Нахимсон телеграфи­ровал ВЦИК, чтобы задержали Спиридонову167. Обстановка на­калялась с каждым днем, в городе происходили забастовки168.
А в уездах развернулась ожесточенная борьба между комму­нистами и левыми эсерами, объединившимися с правыми. Когда на пленуме Романово-Борисоглебского Совета из исполкома бы­ли исключены правые эсеры, левые из солидарности тоже поки­нули Совет. На 4-м Любимском уездном съезде после выступле­ний левых эсеров против коммунистов и политики Совнаркома часть беспартийных делегатов и правые эсеры объявили себя со­чувствующими партии левых эсеров. Съезд был сорван169.
1 июля открылся Ярославский губернский съезд Советов. Среди делегатов с решающим голосом коммунистов было 101, левых эсеров - 21, эсеров - 1, беспартийных - б'70. Не дожидаясь открытия съезда, левые эсеры увели беспартийных и делегатов с совещательным голосом и открыли параллельный съезд. В итоге было создано два губисполкома. Во ВЦИК руководителями съездов были посланы делегации с докладами о создавшемся по­ложении171. 3 июля Свердлов от имени ЦК РКП(б) направил письмо Ярославскому губкому партии, коммунистическим фрак­циям губернского и городского исполкомов Советов с требова­нием немедленно прекратить склоку172.
Раскол в губисполкоме облегчил подготовку белогвардейско­го восстания в городе. И 6 июля оно началось. Вскоре восстали крестьяне в Ярославском, Пошехонском, Романово-Борисоглеб-ском уездах. Из волостей отряды в 300-800 человек, руководи­мые офицерами, двигались к уездным городам свергать там Со­ветскую власть.
Белогвардейцы возлагали большие надежды на крестьян при­легающих к Ярославлю волостей. Туда были посланы агитаторы из офицеров. Они были настолько уверены в своей победе, что многие из них выступали перед крестьянами во всей форме - в мундирах, с орденами. Повстанцы распускали Советы. В неко­торых восставших деревнях была объявлена мобилизация муж­чин от 18 до 43 лет173. В Пошехонском уезде 8-10 июля в восста­ние были втянуты Холмовская, Заимищенская, Николо-Рамен-ская, Трушковская волости174.
140
Левоэсеровская оппозиция. Восстания крестьян
И в Калужской губернии левые эсеры готовились к проведе­нию губернского съезда раньше установленного срока. Съезд на­мечался не в Калуге, а в Жиздре, где уездный исполком находил­ся в их руках175. К лету численность левых эсеров в губернии воз­росла до 1 тыс. человек, в волостях ими были созданы многочис­ленные партийные дружины176. В шести уездах губернии левым эсерам удалось избрать на V Всероссийский съезд Советов толь­ко своих делегатов177.
Успешно действовали левые эсеры в Тверской губернии, где за ними шла основная масса крестьян. Здесь до второй половины июля эсеры возглавляли исполкомы Бежецкого, Краснохолмско­го, Старицкого уездов, имели сильные позиции в Калязинском, Кашинском уездных и в губернском исполкомах178. В 10 уездах существовали их партийные организации, в 7 - боевые дружины. Проходивший в середине июня (16-18) Тверской губернский про­довольственный съезд стал ареной острейшей борьбы. Правые эсеры и меньшевики пытались восстановить крестьянских деле­гатов против Советов, за Учредительное собрание. Однако в этом большинство съезда не поддержало их. Но 16 июня съезд 140 голосами против 26 и 13 воздержавшихся принял эсеровскую резолюцию с требованием изменить продовольственную полити­ку. 18 июня съезд получил телефонограмму Наркомпрода, отме­нявшую резолюцию съезда и обязывавшую принять меры к неу­клонному исполнению продовольственной политики правитель­ства. Предложенная большевиками новая резолюция была при­нята 87 голосами (63 против, 7 воздержались)179.
Декрет о комбедах не был принят к исполнению большинст­вом уездных Советов Тверской губернии. Его опубликовали в июне лишь в четырех уездах: Вышневолоцком, Ржевском, Кор-чевском, Новоторжском. В июле - еще в четырех: Осташковском, Зубцовском, Кимрском, Кашинском. В остальных пяти он был доведен до сведения крестьян лишь во второй половине августа, после удаления левых эсеров из уездных исполкомов.
Левоэсеровская крестьянская секция Тверского губисполко-ма вела активную работу с ходоками из деревень, делегатами съездов и членами Советов, приезжавшими в город180. Но настро­ение крестьян губернии было правее левоэсеровского. В июне -июле многие волостные Советы посылали на уездные съезды
141
Между двух диктатур: год 1918.
сторонников свободной торговли. Так, Новоторжский уездный съезд (1-2 июня) высказался против учета и реквизиции хлеба, за свободную торговлю. За непризнание распоряжений централь­ной власти и как не выражающий воли бедноты, он был распу­щен181. В Осташковском уезде в начале июня под давлением боль­шинства делегатов с уездного съезда были вынуждены уйти чле­ны исполкома - коммунисты и левые эсеры. В новый исполком были избраны исключительно беспартийные. Город стал напол­няться противниками Советской власти из окрестных волостей. Старый исполком обратился в Бологое за помощью к красноар­мейцам-латышам182.
1 -5 июля состоялся IV Осташковский уездный съезд, на кото­рый прибыли представитель губисполкома лидер левых эсеров губернии Никифоров и агитатор из Москвы. На съезд собралось 110 делегатов, из них 32 большевика, 16 левых эсеров. Остальные числились беспартийными, однако в них легко узнавались пра­вые эсеры183. Губернская газета отмечала, что среди беспартий­ных выделялись лица, умело отличавшие одну партию от другой, опытно критикующие советские партии. Перед открытием съез­да левые эсеры пригласили беспартийных на заседание своей фракции. За их счет ее численность возросла до 45-50 человек. На фракции выступил московский агитатор, убеждавший при­сутствующих в пагубности политики Совнаркома и необходимо­сти немедленного разрыва Брестского мира18*. На съезде губерн­ские лидеры левых эсеров - Никифоров, Федоров и другие гово­рили, что расслоение крестьянства приведет к его гибели. Можа-ев-Олимпиев от имени представителей ряда волостей заявил, что там уже вынесены резолюции против создания комбедов185. Ни­кифоров огласил наказ делегатам на V Всероссийский съезд Со­ветов, в котором политика Совнаркома объявлялась пагубной. Наказ требовал разрыва Брестского мира и немедленного вос­стания185 (чувствовалось влияние решений III съезда партии ле­вых эсеров, высказавшегося за "выпрямление" политики Совет­ской власти путем захвата власти и восстания). Осташковский уездный съезд большинством голосов отверг организацию ком­бедов с эсеровской мотивировкой: в деревне нет бедняков, а есть только трудящиеся крестьяне187. Против комбедов также выска­зались исполкомы Вышневолоцкого, Старицкого, Калязинско-
142
Левоэсеровская оппозиция. Восстания крестьян
го, Бежецкого, Краснохолмского и других уездов со значитель­ным удельным весом середняков и зажиточного крестьянства. В этих уездах хозяевами положения были левые эсеры. В Калязин-ском и Кашинском уездах они возглавляли большинство волост­ных исполкомов, которые силой разгоняли возникавшие органи­зации бедноты.
В Псковской губернии 21 июня против комбедов высказался съезд уездных земельных отделов. Исполком губернского Сове­та также отверг организацию бедноты. 23 июня был распущен как кулацкий крестьянский съезд в Великих Луках188.
В Петроградской губернии 19 июня резолюцию с требовани­ем отмены декрета о комбедах принял Новоладожский уездный Совет. В Лужском уезде левые эсеры из исполкома, разъезжая по деревням, организовывали протесты против раскола "единого трудового крестьянства" и "гибельного похода" города против деревни189.
В 22 губерниях в июне - начале июля левые эсеры отказались проводить продовольственную политику правительства190, раз­вернув не только идейно-политическую борьбу в исполкомах и на съездах Советов, но и организуя сопротивление крестьян. Од­нако до V Всероссийского съезда Советов и мятежа левых эсеров ВЦИК не распустил ни одного съезда, где левые эсеры, будучи в большинстве и иногда выступая вместе с правыми эсерами (как было в уездах Воронежской и Ярославской губерний), отвергали комбеды и продотряды. Это была легальная политическая борь­ба по вопросам экономической политики, в которую Всероссий­ский съезд вправе был внести коррективы. Однако в этот же пе­риод были распущены несколько съездов (в Малмыже, Нолин-ске, Новом Торжке), требовавшие передачи власти Учредитель­ному собранию. И здесь левые эсеры и большевики выступали вместе, давая отпор противникам Советской власти.
В июне 1918 г. в Сибири, на Урале и в Поволжье Советская власть потерпела поражение, поскольку не была поддержана крестьянством. В Центральной России коммунисты стимулиро­вали борьбу бедноты с кулаками, но оказать ей достаточной по­мощи не смогли. Волостные Советы, социальный состав кото­рых в подавляющем большинстве был общекрестьянским, не приняли идею выделения и создания самостоятельных организа-
143
Между двух диктатур: год 1918,
ций бедноты, т.е. учетно-контрольных органов, противостоящих им. Вооруженных продотрядов рабочих и коммунистов в летние месяцы в деревне было еще мало. А без их поддержки беднота не проявляла социальной активности и на съездах была представле­на слабо. Основную массу делегатов уездных съездов составляло среднее крестьянство, но его позиции были неустойчивыми. В производящих губерниях оно стремилось уйти от государствен­ного учета и контроля, а в потребляющих губерниях - проявляло недовольство недостаточно эффективными мерами снабжения населения. Поэтому среднее крестьянство под влиянием эсеров­ской агитации на съездах отклоняло предложенные правительст­вом меры борьбы с голодом.
Политически оформляя настроения крестьян-собственников, их неприятие продовольственной диктатуры, левые эсеры суме­ли увеличить свое представительство в исполкомах Советов на 11,5%. По данным 16 центральных губерний, в апреле - мае они имели в 47 уездных исполкомах 23,1% мест, а в начале июля -34,6%. За это же время большевики потеряли 7,6% мест: 52,4% в апреле-мае, 44,8% - в начале июля"1. Все другие партии на съез­дах и в Советах были представлены единично и не оказывали практического влияния на позиции крестьянства. Борьба за среднее крестьянство в это время велась между двумя массовыми партиями - коммунистами и левыми эсерами.
На 96 съездах, состоявшихся в 31 губернии в апреле - начале июля 1918 г., коммунисты представляли 48% делегатов, левые эсеры - 24%. На 19 съездах (18,7%) левых эсеров было больше, чем большевиков, а на 31 (32,2%) они составляли треть и более делегатов. В уездных Советах левые эсеры имели 28% мест"2.
На V Всероссийском съезде Советов коммунисты имели 66,5% делегатов, левые эсеры - 30,4, беспартийные - 0,9, все другие пар­тии - 2,2%"3. По районам распределение было следующим. Среди делегатов Западной области 71% коммунисты и 23,2% левые эсеры. Среди делегатов центра страны 71,4% являлись коммунистами и 26,3% представляли левых эсеров. Делегаты Северного и Северо-Западного района - 65% были коммунистами и 32,5% левыми эсе­рами. Урал был представлен: 62% коммунисты и 38% эсеры"4.
В центральных губерниях в июне левых эсеров поддержало среднее крестьянство. На Всероссийский съезд прислали левых
144
Левоэсеровская оппозиция. Восстания крестьян
эсеров больше чем коммунистов губернии: Курская - 64,7%, Тульская - 63,1, Рязанская - 58,8, Орловская - 57, Костромская -54,5%. В исполкомах этих губерний левые эсеры имели от 30 до 65% голосов. На съезд Курская, Тульская, Рязанская иОрловская губернии послали делегатами левых эсеров больше, чем Симбир­ская (56,8%) и Уфимская губернии (55%)195.
Из 157 уездов Центральной России 17 (10,8%) послали на съезд делегатами только левых эсеров. Это - Богородицкий, Бо-гучарский, Варнавинский, Ветлужский, Епифанский, Карачев-ский, Краснохолмский, Тихвинский, Лукояновский, Пере-мышльский, Переяславль-Залесский, Раненбургский, Романово-Борисоглебский, Рыльский, Судженский, Талдомский, Углич­ский уезды. Поровну коммунистов и левых эсеров направили 52 уезда196(33,1%).
Таким образом, не только в Поволжье, но и в 44% уездов Центра страны левые эсеры пользовались значительным довери­ем крестьян.
Характерно, что в 12 центральных губерниях на 35 уездных съездах, состоявшихся в апреле - начале июля, 30,5% делегатов были беспартийными"7, еще не определившими своей политиче­ской позиции.
Накануне V Всероссийского съезда Советов произошел наи­больший отход крестьянства от коммунистов, увеличивший представительство в Советах левых эсеров. И лидеры левых эсе­ров полагали, что они завоевали большинство крестьянства, и это обеспечит им победу на V Всероссийском съезде Советов (4 -10 июля 1918 г.). Именно там левые эсеры решили дать главный бой большевикам по вопросам внешней и внутренней политики. Но, вопреки ожиданиям, они располагали на съезде лишь немно­гим более 30% голосов.
Съезд открылся информацией Троцкого о провокациях левых эсеров в прифронтовой полосе и их опасности для сохранения мира. Затем Свердлов сделал отчет о деятельности ВЦИК. После него с докладом выступила М.А.Спиридонова, заявившая, что выступает "как яростная противница партии большевиков". Она обвинила большевиков в измене крестьянству, в насилиях над ним, совершаемых ради утверждения "диктатуры одной партии, диктатуры отдельных лиц, влюбленных в свою теорию, в свою
10—1142 145
Между двух диктатур: год 1918.
схему и в свои книжки". В этом Спиридонова видела причину разрыва блока большевиков и левых эсеров. Политику партии большевиков она называла гибельной, отталкивающей крестьян от социальной революции, убивающей у них любовь к Совет­ской власти и заводящей страну в тупик. Лидер левых эсеров об­виняла большевиков в том, что они используют крестьян, но не служат им, превращая 90% их в объект неоправданных социаль­ных экспериментов. К кулакам она относила не более 7% кресть­ян. Через комбеды, говорила Спиридонова, большевики стре­мятся установить диктатуру пролетариата над многими миллио­нами трудового крестьянства, что приведет к разгону крестьян­ских Советов, с чем не могут согласиться левые эсеры. "Вы со­рветесь", - предупреждала она руководителей большевиков. От имени своей партии Спиридонова заявила, что левые эсеры бу­дут на местах бороться против комбедов и не допустят их созда­ния198. Другие лидеры левоэсеровской оппозиции говорили о "Брестской петле", обещали силой разогнать комбеды и вы­швырнуть из деревень продотряды рабочих. Это был тот бой большевикам, который левые эсеры обещали на своем III съезде в июне и который они уже осуществляли на местах.
С докладом о деятельности Совета Народных Комиссаров выступил Ленин. Он много внимания уделил проблеме органи­зации бедноты, на которую большевики решились "с полным со­знанием всей тяжести и жестокости этой меры...""9. Он несколь­ко раз возвращался к доводам тех, кто борьбу за хлеб рассматри­вал как борьбу с крестьянством, настойчиво проводя мысль о том, что борьба за хлеб идет "с ничтожным меньшинством дере­венских кулаков, это борьба за то, чтобы спасти социализм и распределить хлеб в России правильно... Мы будем бороться в союзе с громадным большинством крестьянства"200. Считая оши­бочной левоэсеровскую тактику в деревне, Ленин упорно прово­дил мысль, что декрет о комбедах предусматривает участие сред­них крестьян в этих организациях, поэтому против него могут быть только враги социализма201. Он акцентировал внимание на социалистической направленности декрета о комбедах. Только расколов деревню и присоединив к себе сельских пролетариев и полупролетариев, объединив их против кулаков и буржуазии, пролетариат России перейдет окончательно к революции социа-
146
Левоэсеровская оппозиция. Восстания крестьян
диетической202. Если бы крестьянство осталось "целым", считал Ленин, революция не вышла бы за пределы буржуазно-демокра­тических задач203. Ленин, как руководитель РКП(б) и Советского правительства, брал на себя ответственность за гражданскую войну в деревне. Он, как и Троцкий, считал это заслугой пар­тии204.
Ленин явно преувеличивал социалистическую направлен­ность декрета о комбедах. Нельзя не видеть того, что в необы­чайно широком развороте гражданской войны в России значи­тельная доля вины лежит на методах осуществления продоволь­ственной политики, хотя только к этому сводить причины граж­данской войны неправомерно. Ее истоки были значительно глубже.
В конкретных условиях весны - лета 1918 г. коммунисты не уступили напору крестьянской стихии, вступив с ней в открытую борьбу с применением военных методов организации и защиты своей революции. На этом пути большевики оказались в одино­честве, перечеркнув все возможности компромисса с левыми эсе­рами. 6 июля коммунистическое большинство V Всероссийского съезда Советов приняло резолюцию, одобрявшую внешнюю и внутреннюю политику правительства205, что означало поражение левых эсеров и продолжение курса на борьбу с крестьянским большинством.
В то время как в Большом театре Москвы, где проходил съезд, лидеры партий выясняли отношения без надежды на кон­сенсус, два экстремиста из левых эсеров, Блюмкин и Андреев, со­вершили террористический акт международного значения: ими был убит посол Германии Мирбах. На языке дипломатии это оз­начало объявление войны. В распространенных воззваниях и те­леграммах левые эсеры призывали к восстанию против междуна­родного империализма, к свержению гнета германских империа­листов, морящих страну голодом. Все последующие действия -арест Дзержинского, Лациса, Смидовича и других, занятие поч­тамта и пр., они объясняли как оборонительные, не преследую­щие свержения Советской власти.
Позже, три месяца спустя, в октябре 1918 г., Спиридонова в письме IV съезду партии левых эсеров оценивала убийство Мир-баха как "акт протеста на весь мир против удушения величайшей
ю* 147
Между двух диктатур: год 1918.
в мире революции, призыв трудовых масс Запада, агитация за срыв Бреста, акт, сокрушающий все буржуазные сговоры и тра­диции всех разбойничьих государств"206. Однако ее партия не бы­ла готова не только к мировой революции, что входило в замыс­лы организаторов террористического акта, но даже к осмысле­нию его ближайших последствий. Это честно признала Спиридо­нова. Убийство Мирбаха, каялась она IV съезду левых эсеров, "страшно ударило по партии". "Вина ЦК, - писала она, - в част­ности и моя (я бы себя четвертовать дала сейчас за свою вину) в непредусмотрительности, отсутствии дальновидности, которая должна была бы предугадать возможные последствия акта и за­ранее нейтрализовать их... Практическая и психологическая не­подготовленность партии была громадная... Самой большой ошибкой в акте с Мирбахом я считаю то, что с ним поторопи­лись"207.
События ближайших дней показали, что лидеры левых эсеров действительно жестоко просчитались. Ни партия, ни народ не поддержали их акции. Провоцирование войны с Германией шло в разрез с интересами народа, жаждавшего мирного строитель­ства. Оно представляло собой серьезную опасность для респуб­лики, у которой интервенты и белогвардейцы уже захватили две трети территории, отрезав промышленный центр от источников сырья и продовольствия. Страна еще не имела армии, чтобы сдержать натиск врагов на востоке, а ей навязывали еще один фронт - на западе.
Опасные последствия убийства посла поняли многие делега­ты съезда. Так, Н.А.Рославец, выступив от имени Елецкой уезд­ной организации левых эсеров с резким осуждением действий ЦК, говорила о своей партии как о "партии самоубийц"208.
Акция Блюмкина и Андреева вызвала раскол левоэсеровской фракции V съезда Советов. 40% ее делегатов из 173, ответивших на анкету, осудили убийство посла и последующие действия. Около половины членов фракции в те дни не смогли определить отношения к авантюре, дав уклончивые, неопределенные отве­ты, 10% отказались отвечать209. Убийство посла осудили на съез­де эсеры-максималисты, квалифицировавшие его как "вредный акт политического легкомыслия со стороны верхов партии"210. Социал-демократы-интернационалисты также решительно отме-
148
Левоэсеровская оппозиция. Восстания крестьян
жевались от левых эсеров, назвав их действия "авантюристичес­кими и провокационными"2".
Ленин квалифицировал действия ЦК левых эсеров как пре­ступную авантюру, мятеж212. Троцкий, докладывавший съезду о событиях 6-7 июля, назвал выступление левых эсеров "постыд­ной пародией на мятеж". Он считал, что этим партия убила себя навсегда и воскрешена быть не может. Ему же принадлежит мысль о левых эсерах как попутчиках революции, потеря кото­рых не ослабила, а укрепила коммунистов213. Н.И.Бухарин тот­час же нашел не менее сильные характеристики, подведя соци­альную базу под убийство Мирбаха. Он характеризовал дейст­вия ЦК левых эсеров как "бунт хозяйственного мужичка против бедноты и городского пролетариата, бунт против диктатуры пролетариата и социализма"214. Ленин и другие лидеры больше­виков склонны были видеть в поступке левых эсеров не "детски-наивный акт" приближения мировой революции, а сознательную контрреволюционную провокацию. "По существу своего поло­жения, - писала 8 июня газета "Известия ВЦИК", -левые эсеры выступили 6-7 июля только как боевая дружина на службе контрреволюционной буржуазии, для которой они расчищали дорогу".
В адрес съезда из 12 уездов Центральной России - Алексеев-ского, Бобровского, Волховского, Брянского, Буйского, Елецко­го, Звенигородского, Кашинского, Новохоперского, Обоянско-го, Талдомского, Тарусского поступили заявления от организа­ций левых эсеров и их фракций в Советах с осуждением террори­стического акта215. В них высказывалось желание продолжать совместную работу с коммунистами.
Перед V Всероссийским съездом Советов встала задача опре­делить свое отношение к партии, не принимающей политики правительства и Всероссийского съезда, к партии, провоцирую­щей войну. Чтобы не обострять положение на местах, не усили­вать колебаний крестьян и сохранить в Советах всех преданных революции работников, резолюция съезда не устраняла левых эсеров как партию из органов власти. Председатель съезда Свердлов разъяснял, что за левыми эсерами признается закон­ным их стремление к продолжению советской работы, "считаем такую работу вполне возможной и желательной"216. Единствен-
149
Между двух диктатур: год 1918.
ным условием для продолжения сотрудничества было требова­ние открытого осуждения действий своего ЦК. Закрывая съезд, Свердлов еще раз подчеркнул, что на местах борьбу надо вести только с теми элементами, кто прямо или косвенно будут под­держивать авантюру ЦК левых эсеров. Отбрасывать же "искрен­ние советские элементы в такой момент, когда повсюду и везде белогвардейские элементы поднимают голову, когда мы должны сплотить всех тех, кто только в состоянии защищать Советы, кто истинно хочет отстаивать Советы, нельзя"2".
Съезд выразил полное одобрение продовольственной поли­тики правительства. Таким образом курс на гражданскую войну в деревне получал высшую санкцию. Все несогласные с ним, по понятиям коммунистов, становились контрреволюционерами. V съезд принял Конституцию, в которой было записано, что в Со­ветах не должно быть места эксплуататорским элементам.
9 июля Московское областное бюро РКП(б) во исполнение решения Всероссийского съезда Советов и циркуляра НКВД218 предложило коммунистам центральных губерний устранить ле­вых эсеров с ответственных постов2". Московский областной ис­полком Совета 18 июля, заслушав декларацию фракции левых эсеров и не найдя в ней определенного заявления о несолидарно­сти с ЦК партии, постановил исключить ее из своего состава220. От левых эсеров, работавших в Советах, стали требовать пись­менного осуждения ЦК своей партии.
В августе 1918 г. Ленин призвал относиться "с чрезвычайной осторожностью к говорящим слишком часто неправду левым эсерам", не гоняться за соглашениями с ними, "ибо мы видели и испытали их ненадежность..."221 Фактически это была установка на изменение курса V съезда Советов в отношении левых эсеров.
Информация о событиях в Москве была чрезвычайно скуд­ной. Коммунистическая печать давала одностороннее освещение вопроса, которое на местах понималось как мятеж левых эсеров против Советской власти.
Убийство Мирбаха чрезвычайно остро поставило вопрос о возможности занятия левыми эсерами постов военных и продо­вольственных комиссаров. К этому времени левые эсеры воз­главляли 10 губернских и более 45 уездных военкоматов222. Сра­зу же они были запрошены об отношении к московским событи-
150
Левоэсеровская оппозиция. Восстания крестьян
ям. Левые эсеры - губернские комиссары Курска (Кривошеий), Новгорода (Н.А.Миронов), Перми (С.И.Окулов), Тулы (Д.П.Оськин) и другие осудили действия своего ЦК и были ос­тавлены на постах и в дальнейшем делом доказали свою предан­ность Советской власти. Губвоенком Твери (Царук) выехал на Восточный фронт во главе сформированных полков. Военком Ярославля (А.Ф.Душин) погиб в дни белогвардейского мятежа. Около 75% уездных военкомов из левых эсеров остались верны власти Советов. Малмыжский уездный военком левый эсер Са-винцев доносил Всероссийскому бюро военных комиссаров, что уездный и 42 волостных военных комиссариата "вынесли пори­цание Центральному комитету партии левых эсеров и всем ее приспешникам за сделанную попытку свержения Советской вла­сти. К сделанному мятежу отнеслись с презрением, какового ни­кто не ожидал, и поддерживать его не намерены. Шлем прокля­тие предателям и изменникам Советской власти. Власть Советов будем защищать до последней капли крови, и трудовой народ ни перед чем не остановится. Нет пощады тем, кто предает народ­ную Советскую власть"223. Левые эсеры из Кадниковского уезда Вологодской губернии заявили о своей готовности в любой мо­мент выступить на защиту Советов вместе с большевиками про­тив чехов и белогвардейцев224. О том же заявили левые эсеры и эсеры-максималисты, военкомы и военруки Аткарского, Бала-шевского, Сердобского, Покровского, Камышинского уездов Саратовской губернии225.
Но неоднородность партии левых эсеров не могла не про­явиться в разной реакции на московские события. Активно одо­брили убийство посла левые эсеры, близкие по своему мировоз­зрению к правым эсерам. Около 25% уездных военкомов из ле­вых эсеров - в Жиздре, Холме, Корочане, Чембаре, Ливнах, Ур­жуме, Черни, тульский уездный военком Сазонов, ряд курских уездных военкомов восприняли убийство Мирбаха как сигнал к вооруженной борьбе за власть.
В середине августа Московское областное бюро РКП(б) на­правило губернским комитетам партии циркулярное письмо, требовавшее срочной проверки партийного состава всех воен­ных комиссариатов и заведующих агитационно-вербовочными отделами. На эти посты рекомендовались коммунисты226. Вскоре
151
Между двух диктатур: год 1918.
в Тверской губернии в уездных военных комиссариатах левые эсеры были заменены коммунистами227. В Богучарском, Калачев-ском, Землянском, Нижнедевицком, Коротоякском уездах Воро­нежской губернии военкомы из левых эсеров дали подписку об осуждении московского выступления228 и были оставлены на сво­их постах. В остальных уездах и волостях военкомы были заме­нены коммунистами. В Костромской губернии военкомы - левые эсеры были заменены во всех 12 уездах229, в Тульской губернии -в 9т. В августе левые эсеры были устранены из уездных военко­матов Петроградской, Псковской, Новгородской и других гу­берний. Во всех губерниях и большей части уездов военные ко­миссариаты возглавили коммунисты.
В эти же месяцы из партии левых эсеров вышли губернские продовольственные комиссары Курска, Орла, Пензы. Они были оставлены на своих постах и позже вступили в РКП(б). К концу августа во главе 29 губернских продовольственных комитетов стояли коммунисты231. В уездах продовольственные и земельные отделы перешли в руки коммунистов к концу года.
Характерным явлением этих месяцев был раскол левоэсеров-ских организаций и фракций в Советах. Осудили руководство своей партии и одобрили решения V съезда Советов в Алексин-ском, Бобровском, Буйском, Весьегонском, Галичском, Дани­ловском, Елецком, Звенигородском, Зубцовском, Калужском, Кашинском, Кимрском, Кирсановском, Мышкинском, Новохо­перском, Обоянском, Перемышльском, Ростовском, Рузском, Талдомском, Тарусском, Угличском уездах, а также в уездных исполкомах Московской губернии, т. е. как минимум в 34 уезд­ных Советах центральных губерний России (около 20% от их об­щего числа).
В северных и северо-западных губерниях 11 фракций в Сове­тах и левоэсеровские организации (Валдайский, Великолукский, Кадниковский, Лодейнопольский, Маловишерский, Опочецкий, Порховский и другие уездные исполкомы) осудили ЦК своей партии, две фракции - в Архангельском губернском и Грязовец-ком уездном исполкомах после колебаний отошли от ЦК. На со­ветской платформе остались 42% левоэсеровских фракций реги­она. Поддержали ЦК 18 фракций и организаций (58%), но едино­душия среди них не было232.
152

Комментариев нет: