вторник, 29 июля 2008 г.

5 Осипова Российское крестьянство в революции и гражданской войне

Глава 4. Диктатура коммунистов в деревне 4.1. Кто власть на селе?
Исследователи комбедов с давних пор выясняют их взаимоот­ношения с Советами. В правительственных органах тех лет не было ясности по вопросу о функциях и задачах создаваемых в нелегкой борьбе комбедов. Не было ее и на местах.
Если Советы (волостные и сельские) являлись конституцион­ными органами государственной власти в деревне, то комбеды должны были выполнять контрольные и учетно-распределитель-ные функции. Декрет о комбедах и инструкции Наркомпрода подчеркивали, прежде всего, продовольственные функции этих органов. НКВД наделял комбеды более широкими полномочия­ми, поручая им укрепление сельских Советов и допуская возмож­ность замены Советов комбедами.
Весь период комбедовского строительства наполнен борьбой за изгнание из низовых органов власти крестьян, не согласных с политикой центральной власти. Это была одна из основных за­дач коммунистов в деревне. Комбеды, объединившие бедняцкий актив, неизбежно вступали в конфликты с Советами, защищаю­щими интересы крестьян-собственников. Они присваивали функции власти, далеко выходя за пределы полномочий, опреде­ленных декретом и инструкциями. Губернские и уездные Сове­ты, а также комитеты РКП (б), не препятствовали комбедам в расширении их функций и превращении в фактические органы власти коммунистов. Так, захват власти, роспуск "кулацких" и просто бездеятельных Советов представители губисполкома и делегаты из уездов рассматривали как нормальное следствие из­бытка революционной энергии пробудившейся к политической жизни бедноты1.
Превращение комбедов в органы власти создавало двоевлас­тие, и на местах не просто было решить вопрос о приоритете власти в деревне. Когда Советы находились "под влиянием кула­ков", съезды комбедов, исполкомы уездных Советов, комитеты РКП(б) высказывались за передачу власти комбедам.
Одним из первых подобным образом был решен вопрос в Московской губернии, где большая часть Советов не принимала
192
Кто власть на селе?
политику центра. В результате в Щелковской волости Москов­ского уезда во всех селах комбеды были "на положении власти, к чему были вынуждены самой жизнью"2. В августе губернский съезд комбедов, созванный по инициативе бюро окружного ко­митета РКП(б), постановил: "Там, где Советы превращаются в оружие эксплуатации трудящихся, попадают в руки кулацких сил деревни, комбеды должны взять власть в свои руки"3. Бого­родский, Звенигородский, Можайский уездные исполкомы Сове­тов постановили передать власть комбедам4.
Калужский губернский съезд комбедов 24 сентября также вы­сказался за передачу им власти5. Председатель Тамбовского губ-кома РКП(б) Ж.Миллер считал, что в деревне власть должна принадлежать хорошо организованным комбедам6. Козловский уездный комитет партии полагал, что волостные Советы долж­ны быть заменены комбедами, поскольку на местах сильное стремление к этому7. В Моршанском уезде власть перешла к ком­бедам ввиду сильных позиций в Советах состоятельного кресть­янства. В Усманском уезде упразднение сельских Советов было санкционировано съездом председателей и инструкторов уезд­ных комбедов8. В Добринской, Демешинской, Дрязгинской воло­стях этого уезда власть в селах была передана комбедам по на­стоянию коммунистов9. По инициативе уездных комитетов РКП(б), исполкомов Советов и съездов передача власти комбе­дам была произведена в Буйском, Касимовском, Кологривском, Льговском, Нерехтском, Малоархангельском, Саранском, Шлиссельбургском и других уездах10. В Нижегородской губер­нии этот процесс захватил Воскресенский, Княгининский, Луко-яновский, Семеновский, Сергачский и другие уезды. Так, в Вос­кресенском уезде Советы 10 волостей вместо их перевыборов бы­ли просто заменены комбедами". Постановлением уездного ис­полкома от 19 сентября все волостные и сельские Советы Княги-нинского уезда заменили комбедами12.
В тех случаях, когда в ходе организации комбедов Советы пе­реизбирались, и в деревне появлялись два социально однород­ных органа власти, возникало ненужное двоевластие. Стремясь избежать его, Новгородский губисполком в конце августа при­нял инструкцию, предлагавшую Советам сдать дела комбедам13. В Бежецком уезде Тверской губернии14, в Ардатовском уезде
13 — 1142 193
Диктатура коммунистов в деревне.
Симбирской губернии", в Щигровском уезде Курской губернии" замена Советов комбедами понималась как осуществление "дик­татура деревенской бедноты". Сосредоточение власти в руках комбедов превращало их в чрезвычайные органы с неограничен­ными и неопределенными полномочиями.
Вопрос о функциях комбедов и приоритете власти 26 сентяб­ря 1918 г. рассматривался коллегией НКВД. Комбеды не должны идти по линии работы Советов, поскольку они не являются орга­нами власти, разъяснялось в принятом постановлении. "Как ор­ганам специального назначения, названным комитетам предо­ставлены лишь функции чисто продовольственного характера с задачами фиска"17. 20 октября НКВД опубликовал циркулярную телеграмму "О взаимоотношениях комитетов бедноты с волост­ными Советами". В ней еще раз указывалось, что комбеды явля­ются продовольственной организацией и передача им управле­ния на местах признается нежелательной. Губернским и уездным исполкомам вменялось в обязанность упразднить, опираясь на комбеды, кулацкие волостные Советы путем их перевыборов. Советам предписывалось сотрудничать с комбедами, содейство­вать им в проведении их непосредственных задач18.
Началась кампания восстановления Советов.
Была ли замена Советов комбедами искажением политики центральной власти? Созданные в соответствии с требованием партийной программы коммунистов и для достижения их цели -углубления социалистической революции через развитие граж­данской войны в крестьянстве, комбеды олицетворяли этот про­цесс. Императивное осуществление ими доктринальных задач РКП(б) влекло за собой массовые нарушения законности, зло­употребления властью и оружием. Замена крестьянских Советов приводила к изоляции власти, сужению ее социальной базы. Комбеды, опираясь на вооруженную силу продотрядов, разру­шали вековой уклад крестьянской жизни, внедряли силовой принцип решения неотложных вопросов на основе пресловутой уравнительности. Комбеды превращались в военную форму дик­татуры коммунистов в деревне.
Процесс комбедовского строительства породил ошибки ле­визны, ускорения и подталкивания революционного процесса в деревне. Источник ошибок - увлеченность, экстремизм и леваче-
194
Кто власть на селе?
ство, порожденные пролетарским энтузиазмом и желанием ско­рее уничтожить действительных и мнимых врагов, с одной сто­роны. С другой - исторически обусловленная теоретическая, по­литическая и культурная неподготовленность практических ра­ботников к руководству революционным строительством в та­ких грандиозных масштабах и сложных условиях переплетения политических, социальных, экономических, военных и классо­вых проблем. С третьей стороны - успехи в борьбе с эсерами за крестьянство, первые победы над армиями интервентов и внут­ренней контрреволюцией вызвали у многих коммунистов состо­яние революционной эйфории, отрыва от действительности.
Стремясь к упрочению коммунистической диктатуры, пар­тийные и советские работники губернских, но чаще уездных ран­гов рекомендовали распускать и переизбирать не только кулац­кие, но и беспартийные исполкомы и комбеды и выбирать в но­вый состав только бедняков и коммунистов. Такая практика бы­ла распространена в аграрных губерниях - Воронежской, Калуж­ской, Курской, Орловской, Симбирской, Саратовской, отмеча­лась и в Пермской.
Но особенно широко она практиковалась в Тамбовской гу­бернии, где имела самые тяжелые последствия, приведшие к но­ябрьским восстаниям, а потом и к антоновщине. А началось с того, что 9 июля Тамбовский губисполком, борясь с левыми эсе­рами, постановил считать органами власти фракции коммунис­тов Советов". Поскольку речь шла о срочном удалении полити­ческих конкурентов из Советов, формулировкам не придавали особого значения. В августе состоялся губернский съезд комите­тов бедноты. На нем присутствовало 398 коммунистов и 4 сочув­ствующих из 411 делегатов20. Партийный состав съезда вызвал явное "головокружение от успехов" у его руководителей, и они решили добиться чисто коммунистического состава всех органов власти в губернии, не считаясь с реальными условиями в деревне и настроениями крестьянского большинства, о которых они не имели ясного представления. Коммунистический состав съезда комбедов выдвинул лозунг: "Вся власть - нашей партии"21. 20 сентября в уезды была разослана телефонограмма, оповещав­шая, что на предстоящие съезды Советов созываются только коммунисты, а все беспартийные будут исключаться из их соста-
13* 195
Диктатура коммунистов в деревне.
ва. Реализуя эту установку, мандатная комиссия Козловского уе­здного съезда Советов (28 сентября - 12 октября) исключила из числа делегатов 45 человек22. На съезде остались только комму­нисты.
В сентябре третий Тамбовский губернский съезд Советов принял решение "обнародовать в пределах Тамбовской губ. вер­ховную диктатуру РКП(б) и комбедов и ходатайствовать перед ВЦИК об объявлении "верховной диктатуры РКП(б)" по всей территории РСФСР"23. Эта установка стала осуществляться в уездах, волостях и селах губернии. В ноябре на съезде председа­телей и секретарей волостных Советов Кирсановского уезда сек­ретарь укома партии Агейкин, проводя линию на очищение Со­ветов от "шкурников", предложил ввести в них только коммуни­стов. Он был поддержан руководящими работниками исполкома Красновым и Буровым, которые считали, что выборы по Кон­ституции проводить нельзя, так как в Советы попадут саботаж­ники и кулаки. "У нас сейчас диктатура партии коммунистов, и выборы производит она", работать в Советах могут только ком­мунисты24, говорил Краснов. На съезде представители волостей обращали внимание на ненормальность отношений партийных ячеек с Советами, высказывали озабоченность низким уровнем развития сельских коммунистов, которые сводят личные счеты, отбирают деньги, вещи, реквизируют кур без ведома Советов, растаскивают и проматывают все. Партийные ячейки подменя­ют исполкомы и комбеды, вызывая недовольство населения25.
18 декабря на расширенном заседании Усманского уездного комитета РКП(б), где присутствовали представители 9 волост­ных парторганизаций, секретарь укома Спиридонов, определяя задачи сельских ячеек, также проводил мысль о "диктатуре пар­тии". Она легла в основу решения уездного съезда председателей и инструкторов комбедов, решившего упразднить в деревне Со­веты, а в новые органы власти ввести только коммунистов24.
Руководящие работники Тамбовской губернии оправдывали свои левацкие установки близостью фронта, крайней остротой борьбы в деревне, засильем кулаков в Советах, низким полити­ческим уровнем крестьянской бедноты. На деле это свидетельст­вовало о неумении коммунистов вести работу в широких массах. Убеждение, разъяснение, воспитание здесь заменились прика-
196
Кто власть на селе?
зом, давлением, насилием, администрированием. Заметим, кста­ти, что во главе всех уездных комитетов РКП(б), кроме Липецко­го, и большинства уездных исполкомов Советов в губернии сто­яли присланные коммунисты, не знавшие местных условий и особенностей тамбовской деревни. Проводимая ими "диктатура партии" была опасным сектантством. Отстранение беспартий­ных от участия в деятельности Советов и комбедов отрывало партию от масс. Так формировались административно-команд­ные, "военно-коммунистические" методы руководства деревней.
Противопоставление коммунистов трудящимся вело к бес­контрольности, злоупотреблениям, бюрократизации, с одной стороны. С другой - исполнение функций власти партийными ячейками побуждало "шкурные элементы" к вступлению в пар­тию, что привело к разбуханию сельских организаций РКП(б) Тамбовской губернии, их сильной засоренности маргинальными элементами27. К концу октября 1918 г. в губернии организова­лось 277 партийных ячеек с 7566 коммунистами28. В Тамбовском уезде в ноябре было 20 волостных и 48 сельских партячеек, Спас­ском - 22 волостных и 39 сельских ячеек, в Кирсановском -партячейки были созданы в 40 из 42 волостей, в Моршанском - в 51, в Козловском- в 52 и т. д.
"Правда", информируя о деятельности уездных партийных организаций Тамбовской губернии за декабрь-январь, отмечала ненормальное положение в Спасском уезде, в ряде волостей ко­торого ячейки выполняли советскую работу. Зубово-Полянскую и Ачадскую ячейки пришлось распустить. Секретарь уездной парторганизации был арестован за превышение власти и "согла­шательство" с буржуазией29. В Борисоглебском уезде 29 волост­ных и 3 сельских ячейки РКП(б) объединили 1700 членов, но сре­ди них было "много темных элементов" и, чтобы избавиться от них. необходимо было провести перерегистрацию ячеек30.
К марту 1919 г. в Тамбовской губернии было 568 ячеек РКП(б) с 13 400 членами, из них 9535 членов состояли в 438 во­лостных и сельских организациях31. Сравнение их численности с количеством сельских партийных ячеек в более развитых промы­шленных районах показывает чрезмерную и неоправданную форсированность партийного строительства в этой аграрной гу­бернии, приведшей к засоренности ячеек социально чуждыми и
197
Диктатура коммунистов в деревне.
шкурными элементами. Так, в Московской губернии, избежав­шей левацкого увлечения "диктатурой партии", число сельских парторганизаций выросло в 20 раз, но к концу 1918 г. в волостях и селах было создано только 124 сельских и волостных ячейки с 1365 коммунистами32, т. е. почти в 5 раз меньшее количество яче­ек и в 7 раз меньшая их численность, чем в Тамбовской губер­нии. В Орловской, Тульской, Владимирской, Тверской губерни­ях также отмечался быстрый рост партийных ячеек в деревне, но он по темпам и масштабам был близок к Московской губернии. В Орловской губернии за июнь-декабрь было оформлено 120 ячеек, в Тульской губернии в конце 1918 г. было 162 ячейки, во Владимирской - 199, Тверской - не менее 240м. Неоправданно вы­сокие темпы партийного строительства отмечались в Пензен­ской губернии, где к концу года среди политически и культурно отсталого русского и мордовского крестьянства появилось 300 сельских организаций РКЩб)34. Это был результат деятельности коммунистов из продотрядов, форсировавших организацию пролетарских сил в деревне.
Как показали партийные конференции, состоявшиеся в сентя­бре-декабре, во многих местах комбеды, Советы и партийные ячейки были похожи по своим функциям. Делегаты с мест часто говорили о непонимании сельскими ячейками своих обязаннос­тей, подмене ими комбедов и Советов. Иногда, как это было в уездах Тамбовской губернии и Дмитровском уезде Орловской губернии, инициатива исходила от руководителей уездов, взяв­ших курс на "диктатуру партии". Но чаще это происходило из-за незнания своих функций сельскими коммунистами, не имев­шими опыта работы, слабо разбиравшимися в политике Совет­ской власти. Низкий уровень культуры, отсутствие повседневно­го руководства и контроля за их деятельностью привели к тому, что партийные ячейки, как и комбеды, стали органами граждан­ской войны, злоупотреблявшими насилием и выполнявшими не свойственные партии административные, карательные и хозяй­ственные функции. Они собирали налоги, проводили реквизи­ции, облагали население контрибуциями, решали споры о земле и т. п. Морецкая хуторская ячейка Саратовской губернии, на­пример, в три дня собрала все недоимки по земским сборам - 22 тыс. руб.35 Административно-хозяйственной деятельностью и ко-
198
Кто власть на селе?
мандными методами увлекались деревенские ячейки РКП(б) Владимирской, Вятской, Казанской, Рязанской, Симбирской и других губерний. Подобные методы работы широко практико­вались в Ардатовском, Балахнинском, Васильсурском, Княги-нинском, Сергачском, Нижегородском уездах Нижегородской губернии36.
Инструктор ВЦИК Смирнов, обследовавший состояние со­ветской работы в Усманском уезде Тамбовской губернии, особо отмечал должностные злоупотребления коммунистов. Террори­зированные местными властями крестьяне Княже-Байгорской, В.-Матренской и других волостей день и ночь шли к нему с жа­лобами. Произвол творился от имени Советов и коммунистичес­кой партии. Крестьяне с ужасом говорили о местных коммунис­тах, которые силой брали женщин в жены, присваивали конфис­кованные вещи и пр. Самыми употребляемыми словами коммунистов были: арестуем, расстреляем. Крестьяне, заключал инструктор ВЦИК, нуждаются в просвещении. Для Советской власти они ничего не жалеют, но просят их избавить от власти местных "коммунистов"37.
Члены комбедов и Советов в Тамбовской губернии, как и в большинстве других, не получали денежного вознаграждения за труд, из-за чего некоторые бедняки бросали работу, другие ком­пенсировали свои труды самовольными конфискациями, рекви­зициями и прочими мерами, терроризировавшими деревню. Та­кие методы добычи средств практиковали и партийные ячейки. В Липецком уезде, как выяснилось на ноябрьской уездной кон­ференции РКП(б) из выступлений 19 представителей сельских ячеек коммунистов с. Телелюй, Ситовки, Кузьминские Отвержки и других, в партийных ячейках видят власть, так как именно они борются со спекуляцией, самогоноварением, штрафуют, прово­дят реквизиции хлеба, конфискуют мельницы и пр. Подобная ра­бота порождала враждебность населения к коммунистам38.
В ноябре на Кирсановском уездном съезде волостных и сель­ских Советов также шла речь о трениях Советов, комбедов и партийных ячеек. Не зная своих прав, обязанностей и не пред­ставляя своих функций, ячейки РКП(б) неоправданно вмешива­лись в дела Советов и комбедов. На жалобы работников Сове­тов, что крестьяне ничего не получают за сданный хлеб и это мо-
199
Диктатура коммунистов в деревне.
жет подорвать авторитет Советской власти, председатель уезд­ного комитета РКП (б) Агейкин говорил на съезде о диктатуре партии и о том, что сначала надо разбить Антанту и классовых врагов, организовать сельскохозяйственные коммуны, устроить жизнь на коммунистических началах, а потом уже получать соль, керосин, спички, деготь и пр.39 Подобные руководители, далекие от понимания действительных нужд крестьянина, своей революционной экзальтацией, а попросту - пустозвонством, по­ощряли произвол деревенских диктаторов.
Нарастающее непонимание между крестьянами и местной властью вылились 24 октября в восстание, центром которого стали Рудовская, Вышенская и Софийская волости. После ликви­дации выступления с крестьян была собрана контрибуция: 1 млн руб., 10 тыс. пудов хлеба, 100 пудов масла, 3 тыс. овец, несколь­ко сот лошадей и коров. Часть конфискованного предназнача­лась для 9 тыс. бедняков40. В результате в ноябре-декабре в уезде произошли новые выступления, массовым стало уклонение от мобилизации в Красную Армию и дезертирство. Жестокость при подавлении выступлений оттолкнули крестьян от коммунистов.
Сохранившиеся материалы партийных ячеек Лебедянского уезда показывают ту же картину. Комбеды умышленно скрыва­ют хлеб, препятствуют его реквизиции. Бедняцкий актив, спло­тившийся в ячейки РКП(б), превышает свои права, выполняет функции власти. В октябре Сезеневская волостная организация РКП(б), обсудив вопрос о деятельности комбеда, просила уезд­ный комитет партии (не Совет, а комитет партии, поскольку в уезде осуществлялась "диктатура партии"!) распорядиться о рек­визиции хлеба, чтобы не оставить без него бедноту41. Ей же был признан "не на высоте положения" председатель Зуевского ком­беда и избран другой. Осуществляя "диктатуру", партячейка ут­верждала протоколы волостной ЧК, назначала контрибуции, определяла размеры штрафов, распределяла излишки хлеба и пр.42
Слабость Советов и комбедов при огромной концентрации в губернии продотрядов и присланных коммунистов показывала их неумение организовать работу по просвещению пролетарско­го актива и сплочению вокруг него средних крестьян. Руководи­тели уездных организаций, упиваясь революционными речами и
200
Кто власть на селе?
мечтами о грядущем коммунизме и мировой революции, прояви­ли себя никчемными практиками.
О присвоении сельскими ячейками РКП(б) властных полно­мочий говорилось на многих уездных конференциях Тамбовской губернии43. По указанию губкома Усманский уездный комитет РКП(б) провел ревизию партийной ячейки с.Талицкий Чамлык. Дела ее оказались в хаотическом состоянии, не выписывались га­зеты и брошюры, не было библиотеки, не читались лекции, не проводились митинги, не принимались к сведению циркуляры укома. Все внимание коммунистов поглощала хозяйственно-ад­министративная деятельность44.
Методы работы коммунистов вызывали серьезное недоволь­ство в деревне. В Новгородском уезде большинство партийных организаций, отмечалось в докладах с мест на уездной конфе­ренции, исполняли преимущественно хозяйственную работу. Ви-дегощская ячейка создавала артель для заготовки дров, Новосе-лецкая - артель сапожников и сельскохозяйственные артели, Медведская - кузнечные артели, Волховская - богадельни. Ячей­ки занимались распределением хлеба, жалованья и пр. Коммуни­сты не имели ясного представления о своих задачах, пропаган­дистская и культурно-просветительская работа велась слабо. О таких же недостатках в деятельности деревенских коммунистов говорилось на Демянской и Боровичской уездных конференциях РКП(б)45. Много жалоб на ненадежность состава сельских ячеек партии, незнание своих функций, злоупотребления поступало из Вятской губернии. Сходы крестьян просили избавить их от ком­мунистов44. В ноябре 1918 г. о недостатках в работе коммунистов в Раненбургском уезде Рязанской губернии писал В.И.Ленину некто Ф.Козьмин. "Много плохого замечается в Раненбургском уезде. Многие местные коммунисты ведут себя отвратительно, -сообщал он. - Идеи коммунизма ими оплевываются и топчутся. Поэтому авторитет Советской власти падает. Население отно­сится к местной власти с отвращением, страхом и ненавистью"47.
Установка "на полную диктатуру партии коммунистов (боль­шевиков)" и создание комбедов только из коммунистов была принята в октябре Козельской уездной конференцией РКП(б) Калужской губернии48. Подобный курс проводила и Валдайская уездная организация РКП(б) Новгородской губернии4', волост-
201
Диктатура коммунистов в деревне.
ная организация РКП(б) с. Апраксино Нижегородского уезда50 и др. А Дмитровский уездный исполком Орловской губернии по­шел еще дальше. 16 октября он постановил пригласить на уезд­ный съезд Советов представителей комбедов и партячеек, а во­лостные и сельские Советы, как состоящие в большинстве из ку­лаков, на съезд не допускались51. В данном случае партийные ячейки прямо приравнивались к органам власти, тем самым на­рушалась не только Конституция, но и устав партии.
Долгую и трудную борьбу с левыми эсерами коммунисты Курской губернии завершили административным путем, проведя на III губернском съезде Советов (октябрь) установку на избра­ние в комбеды только членов РКП(б)52. Этим был дан толчок к необоснованно быстрому росту партийных ячеек в деревне, вхождению в них "шкурных элементов". Курс на "диктатуру партии" получил свое логическое завершение в Аткарском уезде Саратовской губернии. Здесь перевыборы волостных Советов (январь-февраль 1919 г.) дали 100% мест коммунистам. Но доби­лись этого партийные ячейки, попирая волю большинства крес­тьянства, предъявляя ультиматум не только кулакам, но и сред­ним крестьянам, составлявшим здесь от 35 до 70 % крестьян. К ним коммунисты относились как к кулакам. Нередко в селах вла­стью являлся не Совет, а партячейка53.
Левацкий курс приводил во многих местах к приему в партию всех желающих. В Пензенской губернии отмечалась запись целы­ми селами, как например в с. Торопово Наровчатского уезда54. Нередко запись в партию проводилась на митингах и сельских сходах, как это делал в ноябре инструктор Задонского уездного исполкома П.ИАбрамов. За неделю им было создано 6 сельских ячеек партии55. Грубое администрирование вместо идейно-поли­тической и организаторской работы подрывало авторитет РКП(б), вызывая недоверие к ней. возмущение и озлобление кре­стьян.
Спор о праве на власть в деревне между комбедами и Совета­ми был решен VI Чрезвычайным Всероссийским съездом Сове­тов (ноябрь 1918 г.) в пользу конституционных органов. По­скольку отношения партийных ячеек и Советов получили не меньшую остроту при большом непонимании проблемы практи­ческого осуществления руководящей роли партии в Советах, во-
202
Продовольственная деятельность комбедов
прос был рассмотрен VIII съездом РКП(б) (март 1919 г.), опреде­лившим их функции и взаимоотношения. Но и последующая практика далеко не всегда следовала курсом, определенным съездом Коммунистической партии. В условиях политической монополии РКП(б) ее аппарат врастал в государственную систе­му, становясь ее костяком и осуществляя несвойственные партии функции. Партия стала фундаментом "военно-коммунистичес­кой" системы, активным проводником командно-администра­тивных методов руководства деревней.
4.2. Продовольственная деятельность комбедов
Государство, не имевшее возможности удовлетворить по­требности деревни в товарах первой необходимости, но обязан­ное дать минимум хлеба рабочим и бедноте потребляющих рай­онов, неизбежно вступало в конфликт с крестьянами хлебопро­изводящих губерний. Задача состояла в том, чтобы изымая хлеб из деревни, сохранить и упрочить коммунистическую власть. Сделать это было непросто, поскольку крестьяне 10-12 произ­водящих губерний не собирались дарить Советской власти имев­шийся у них хлеб. Для обеспечения многих миллионов голодаю­щих его надо было учесть и перераспределить. Монополия госу­дарства на хлеб предполагала нормирование потребления. До войны средняя годовая норма потребления крестьянина состав­ляла от 13,7 до 15,8 пуда на душу, у зажиточного - до 18,2 пуда. Весной 1918г. наркомпродом были установлены нормы для всех хлебопроизводящих губерний - 12 пудов зерна и 1 пуд крупы на человека, 18 пудов на лошадь, 9 пудов на крупный рогатый скот и 3 пуда на мелкий скот5*. Нормы были ниже средних. Весь про­довольственный и кормовой хлеб сверх установленных законом норм считался излишним и подлежал сдаче государству по твер­дым ценам, увеличенным в августе 1918 г. в три раза.
Урожай 1918 г. был хорошим, но его действительный объем мог быть определен лишь подворным учетом, от которого осво­бождалась беднота. Для правильного учета требовался налажен­ный продовольственный аппарат и заинтересованность в нем крестьян . Но ни того, ни другого в деревне не было. К тому же подворный учет не мог быть проведен сразу. А голод требовал
203
Диктатура коммунистов в деревне.
немедленной доставки хлеба в города, армии. Надо было поза­ботиться и о создании государственного семенного фонда. Для него предназначался урожай озимых хлебов, посеянных в 1917 г. помещиками. Эти так называемые экономические посевы не под­лежали разделу. Но уже в августе из Пензенской, Симбирской, Тамбовской, Калужской, Курской, Нижегородской, Орловской губерний стали поступать сообщения, что урожай с экономичес­ких полей расхищается, крестьяне препятствуют его учету, делят между собой, что уездные органы не могут и не желают отбирать расхищенный хлеб, что нужны сильные продовольственные от­ряды57. 23 июля в губернии была направлена правительственная телеграмма, объявлявшая урожай с экономических полей собст­венностью государства. Продкомам и земельным комитетам предписывалось организовать уборку этих хлебов, не допуская раздела урожая крестьянами и присвоения его какими-либо ор­ганизациями58. Наркомпрод направил на места 700 своих упол­номоченных, опытных работников по хлебозаготовкам, 30 тыс. рабочих выехали в деревню в составе уборочно-реквизиционных отрядов59. Уездные Советы создавали уборочные отряды из бед­ноты, безработных горожан. На основе трудовой повинности к уборке экономических посевов привлекалась городская буржуа­зия. Труд горожан и бедняков оплачивался натурой.
Вернуть большую часть хлеба, увезенного крестьянами с по­лей, удалось лишь в Костромской, Пензенской, Орловской, отча­сти в Тамбовской губерниях. В Калужской губернии в Пере-мышльский и Мещовский уезды для возвращения хлеба при­шлось посылать вооруженные отряды. Волостные продкомы, препятствовавшие его обмолоту и вывозу, арестовывались60. В Курской губернии большая часть экономического хлеба была расхищена и спрятана. 16 августа губпродком издал распоряже­ние о возвращении захваченного хлеба. Но поскольку крестьяне отстаивали его с оружием в руках, комбеды не сумели отобрать его. Лишь усилиями полутора тысяч рабочих Московского про­довольственного полка, действовавшего в губернии с 16 августа по 17 ноября, от расхищения было спасено 75 тыс. пудов в Ста-ро-Оскольском и Ново-Оскольском уездах и до 90 тыс. пудов в Дмитриевском уезде61, что было весьма немного по сравнению с огромными посевами помещиков. Чтобы не обострять и без то-
204
Продовольственная деятельность комбедов
го сложную обстановку в Курской губернии, Свердлов и Цюру­па отменили распоряжение губпродкома о возвращении расхи­щенного экономического хлеба'2. Больше всего семенного хлеба - 8 млн пудов удалось заготовить в Саратовской губернии, где экспедицию возглавлял член Коллегии Наркомзема В.Н.Хар-лов63.
Ни в одной губернии власти не имели точных данных ни о за­сеянных площадях, сведения о которых уменьшались крестьяна­ми на сотни тысяч десятин, ни об урожайности с десятины, кото­рая сознательно занижалась на 15-20 пудов. Ленин требовал от ЦСУ сведений о количестве излишков по каждой волости64. На­стаивая на ответственности села и всей волости за сдачу хлеба, он предлагал ввести в практику назначение в каждой хлебной волости 25-30 заложников из богачей, отвечающих жизнью за сбор и ссыпку всех излишков65. Рекомендованные Лениным жест­кие меры сбора хлеба в 1918 г. не получили распространения. Наркомпрод искал более гибкие методы его изъятия, которые бы меньше озлобляли крестьян и могли дать максимальный ре­зультат. В качестве эксперимента в ряде губерний стала приме­няться система соглашений, договоров продовольственных орга­нов с крестьянами через Советы и комбеды о добровольной сда­че ими хлеба с оплатой части его товарами.
Впервые эксперимент был опробован летом в Вятской губер­нии А.Г.Шлихтером. В сентябре он применил его в Ефремовском уезде Тульской губернии, добившись значительного в тех усло­виях результата. Здесь, в Ефремовском уезде, продовольствен­ные работники не могли накормить своих рабочих и бедноту да­же при помощи чрезвычайных комиссаров и военной силы. Об­следование урожая в уезде было проведено частично и поверхно­стно, "на глазок". Об объеме урожая на экономических полях, не говоря уже об излишках в крестьянских хозяйствах, никто не имел представления. Вместо организации ссыпки зерна селения облагались хлебными контрибуциями по самовольным нормам. Крестьяне охотно шли на это, рассматривая такие контрибуций, как откуп от власти. Волостные и сельские Советы противодей­ствовали любым попыткам контроля. Из 17 волостей только в трех Советы оказывали слабую помощь продовольственным ра­ботникам, в 9 - совсем не помогали, держась "нейтрально", в 4 -
205
Диктатура коммунистов в деревне.
оказывали сопротивление. Здесь комбеды не были созданы даже в сентябре, лишь в одной волости агитаторами из Тулы было ор­ганизовано 4 сельских комбеда66. Таким же было положение и в Епифановском уезде, где ссыпкой хлеба руководили кулаки, причем ссыпался он в частные амбары. От небрежного хранения здесь погибло 40,3 тыс. пудов; за сданный хлеб крестьяне не по­лучили ни обещанных денег (2 млн руб.), ни товаров, значитель­ные запасы которых лежали на складах67. Восстание, начавшееся в уезде в ноябре, окончательно сорвало заготовку хлеба.
В район деятельности экспедиции Шлихтера входили также Данковский уезд Рязанской губернии и Лебедянский уезд Там­бовской губернии. Данковский уезд был богат хлебом, имел много экономических посевов, но в Советах и комбедах уезда пролетарские позиции были слабыми68. Местные советские ра­ботники творили произвол, на продовольственной почве возни­кало много эксцессов, приведших в начале ноября к восстанию крестьян, сорвавших деятельность экспедиции. Не смогли до­биться результатов сотрудники Шлихтера и в Лебедянском уез­де, где комбеды создавались кулаками. Они удовлетворяли хлеб­ные потребности местной бедноты и, подкупая ее таким обра­зом, побуждали задерживать хлеб в селениях69. Уездный испол­ком до декабря не принимал решительных мер к реорганизации Советов и комбедов. Комбеды в уезде не дали практических ре­зультатов70.
17 сентября Шлихтер провел совещание наскоро организо­ванных комбедов Ефремовского уезда. От волостей и сел съеха­лись до 300 представителей. По договоренности крестьяне согла­сились поставить 1 069 762 пуда ржи и 1 222 541 пуд овса. После сдачи установленной нормы никакие реквизиции хлеба в уезде не допускались. Получив объем разверстки, волостные комбеды заключали договоры на поставку определенного количества пу­дов с каждого селения. Неопытные в работе комбеды под руко­водством деятельных помощников Шлихтера в короткие сроки успешно выполняли договорные обязательства71. Некоторые комбеды пытались провести уравнительное (подесятинное, по­душное) обложение хлебом. Однако руководство экспедиции, ре­шительно вмешавшись, запретило уравнение бедняка с кулаком. 10 ноября Шлихтер издал циркуляр, обязывавший комбеды
206
Продовольственная деятельность комбедов
брать хлеб у кулаков и зажиточных крестьян. Только при недо­статке этого хлеба для выполнения обязательств разрешалось брать излишки у середняков. А если и их не хватит, можно было покрывать дефицит излишками хлеба бедноты72. Если и его было недостаточно, разрешалось взять хлеб в богатом, более урожай­ном соседнем селе. Все излишки сверх договора брались на учет комбедами и могли быть проданы только Советской власти по твердым ценам73. 15% сданного хлеба оплатили товарами, кото­рые распределялись через кооперацию74. За 45 дней работы в Еф-ремовском уезде было заготовлено 2 376 887 пудов - на 4,8% больше, чем по договору75. В Епифановском уезде из-за восста­ния было собрано лишь 15,7% излишков, но экономический хлеб был собран с 1063 дес. Из 67 633 полученных пудов хлеба бедно­те уезда было выделено 23 890 пудов75. Всего в четырех уездах было собрано 2 748 866 пудов.
Присутствие вооруженных продотрядов являлось побуди­тельным фактором, хотя к оружию экспедиции прибегать не пришлось. Успех был достигнут благодаря воздействию не на отдельного крестьянина, а на все сельское общество, которое че­рез Советы и комбеды было принуждено обслуживать государст­во. Опыт работы Шлихтера показал, что с крестьянами можно достичь соглашения при условии внимательного отношения к их нуждам, понимания их психологии, уважения к их труду. Дове­рие к крестьянам, совместное обсуждение с ними трудного во­проса определения излишков, твердое проведение своей линии без угроз и произвола, выполнение данных обещаний, посильная помощь им - все это встречало понимание у крестьян, приближа­ло их к участию в решении общенародного дела. Разъяснение, помощь, деловой контроль наиболее ценились крестьянами.
Договорно-разверсточный метод давал гарантированный сбор хлеба. Он частично практиковался и в других губерниях - Пензен­ской, Калужской, Псковской, Симбирской. Однако в Казанской губернии применение договоров с крестьянами дало лишь 18% сбора излишков76. Здесь в организации разверстки было допущено серьезное нарушение классового принципа - обложение велось уравнительно. Такая разверстка (в Цивильском уезде с каждой де­сятины 3 пуда ржи и 5 пудов овса77) наносила ущерб бедняцко-се-редняцким хозяйствам, существенно не задевая кулака.
207
Диктатура коммунистов в деревне.
Однако опыт договорных отношений с обществами крестьян не получил в 1918 г. широкого развития. В большинстве уездов объектом сбора излишков было не сельское общество, а кресть­янская семья. Давление на нее комбедов и продотрядов оказа­лось малоэффективным, приведя к излишним насилиям. Так Тульский губпродком через комбеды и продотряды за три меся­ца в 8 уездах сумел получить с крестьян лишь 2 633 850 пудов78.
Без товаров ни продотряды, ни комбеды не в состоянии были получить хлеб у крестьян. Комбеды работали в основном на удовлетворение потребностей своих членов, в лучшем случае обеспечивали нужды уезда. Проводимый ими учет не соответст­вовал действительным запасам", хотя на Тульском губернском съезде комбедов (25-27 октября) их деятельность оценивалась высоко: "блестяще проделали продовольственную работу", про­вели вторичный учет, борьбу со спекуляцией и самогоноварени­ем. Председатель съезда считал, что комбеды организовали "бо­лее чем удовлетворительный подвоз хлеба на ссыпные пункты"80. Если иметь в виду, что до октября крестьяне вообще не давали хлеба, сбывая его "полуторапудникам", т. е. легализованному мешочничеству, то 11% излишков, собранных к концу года, мож­но считать успехом. За весь заготовительный год в губернии бы­ло взято лишь 38,3% излишков81.
Изучение широкого круга документальных источников пока­зывает, что хлеб в основном сдавало среднее крестьянство. В этом проявлялось изменение его политических позиций, поворот к поддержке Советской власти. Труднее было с состоятельными крестьянами. Сдавая некоторое количество излишков, они утаи­вали основную массу. Пока вся община не была связана круго­вой порукой, имущие крестьяне находили способы уклониться от контроля комбедов. Ни комбеды, ни продотряды, ни инструк­тора и уполномоченные не имели критериев для отделения серед­няка от кулака, если последние не применяли наемной рабочей силы.
Во второй половине 1918 г. продотряды и комбеды были главными рычагами осуществления хлебной монополии. Но ре­зультативность их деятельности нельзя признать высокой. При­чин этого несколько. К моменту созревания хлебов и первому укосу комбеды еще не были созданы. К учету они приступили с
208
Продовольственная деятельность комбедов
опозданием: в конце сентября - октябре хлеб был убран, часть уже была продана, другая спрятана. Опоздание определило про­вал учетной компании. К тому же учет проводился не специали­стами. В большинстве губерний к нему привлекли учеников-под­ростков, гимназистов, студентов и враждебно настроенную к Советской власти интеллигенцию. Единой методики учета не су­ществовало. Он проводился на глаз или путем опроса посевщи­ков, которые занижали данные об урожайности. Так, в Алатыр-ском уезде Симбирской губерний, по данным комбедов и волост­ных Советов, излишков хлеба не было. А по сведениям, имев­шимся в распоряжении заместителя наркома внутренних дел А.Г.Правдина, прибывшего в район в качестве особоуполномо­ченного Совнаркома по продовольствию, в уезде должно было быть около миллиона пудов излишков разных хлебов82. В Там­бовской губернии урожай ржи с десятины был определен в 39 пу­дов, вместо действительных 65-85 пудов83. В результате такого учета многие села и волости вместо производящих оказывались в числе потребляющих. Попытки переучета всегда встречали со­противление крестьян. Хороший урожай 1918 г. обеспечил бед­ноту своим хлебом и у нее не было причин портить отношения с односельчанами. Поэтому нередко комбеды и Советы сами спо­собствовали сокрытию излишков, декретированные нормы по­требления в производящих губерниях в расчет не принимались. Бедняцкие комбеды часто заботились лишь об удовлетворении хлебом своих членов, что легче удавалось сделать без обостре­ния отношений с зажиточными крестьянами. Они в свою очередь умело использовали крестьянские сходы, проводя через них по­пулярный в деревне "справедливый принцип" уравнительности. Он лежал в основе подесятинного обложения хлебом, по числу едоков и пр. Хлеб оказалось проще учесть и взять в бедняцко-се-редняцких губерниях. Показательна в этом отношении Пензен­ская губерния, где большинство крестьян были бедными. Серед­няки здесь составляли 23% (по сравнению с такой же категорией крестьян Саратовской и Самарской губерний они были бедняка­ми). Зажиточных крестьян (одно-двухлошадных) в губернии бы­ло только 6%м. С помощью продотрядов в губернии был создан новый продовольственный аппарат. Губерния была разделена на 53 района (по 3-7 на уезд), за каждым был закреплен инструктор
14-1142 209
Диктатура коммунистов в деревне.
и уполномоченный по реализации урожая. Им были выделены средства, из бедноты и беспосевных крестьян созданы убороч­ные артели. Поскольку крестьяне начали делить экономический хлеб и противодействовать учету своего урожая, в помощь инст­рукторам и уполномоченным были привлечены 380 рабочих из Петроградского продотряда - по 40 человек на уезд (в Пензен­ском - 50, Инсарском - 70)85. Не все уполномоченные оказались на высоте. В Чембарском уезде вместо организации учета упол­номоченный занялся сбором добровольных пожертвований86.
В Нижне-Ломовском уезде была введена разнарядка по де­ревням, излишки должны были быть сданы в две недели. За не­исполнение хлеб подлежал конфискации. Стремясь избежать этого, крестьяне прятали хлеб, складывали необмолоченные сно­пы в одоньи, как околотки87. В Инсарском, Саранском, Керен­ском, Краснослободском, Мокшанском уездах крестьянские схо­ды отказывались давать сведения об урожайности, сопротивля­лись учету. В большинстве волостей конфликты были ликвиди­рованы мерами морального воздействия. К помощи вооружен­ной силы пришлось прибегнуть лишь в Елизаветинской, Михай­ловской и Богородской волостях Мокшанского уезда, где сходы под влиянием эсеров противились учету и требовали допущения свободной торговли88. Наиболее решительно и последовательно действовали пролетарские по составу комбеды. Например, Перхляйский сельский комбед в Саранском уезде предписал вла­дельцам излишков немедленно сдать их, в противном случае весь хлеб и имущество подлежали конфискации, а сами они выдворя­лись из губернии89. Именно на таких действиях настаивал Ленин, но информация о них в источниках незначительна.
Участие средних крестьян в комбедах придавало их работе более осторожный, взвешенный характер. Они старались не обо­стрять отношений в общине, искали и находили компромиссные решения. Вхождение средних крестьян в комбеды повышало их авторитет и кулаки наиболее хлебных уездов - Наровчатского и Чембарского - вынуждены были подчиниться органу, представ­ляющему большинство деревенского населения90.
Немалую роль в успехе хлебозаготовительной кампании в Пензенской губернии сыграло то, что левые эсеры, отказавшись от борьбы, распустили свою организацию. Образовав новую
210
Продовольственная деятельность комбедов
партию революционных коммунистов, критикуя несовершенство продовольственной работы Советов, они тем не менее помогали общему делу. К началу декабря хлебозаготовки в губернии дали наивысший показатель - 55,8%, а в январе 1919 г. все предпола­гаемые излишки - 3 259 871 пуд были собраны". Сверх излишков по инициативе комбедов рабочим Москвы и Петрограда посы­лались продовольственные подарки из добровольных взносов. Но без эксцессов не обошлось и здесь, хотя в Пензенской губер­нии их число было незначительным. При обыске у кулака Тута-ева в селе Глушково Б.-Полянской волости крестьяне, подстре­каемые кулаками, убили председателя комбеда А.И.Ембулатова, председателя волостного Совета Х.И.Ембулатова и сотрудника уездной ЧК Румянцева. За это восемь зачинщиков были расстре­ляны, на кулаков была наложена контрибуция в 25 тыс. руб."
Наиболее серьезные выступления на почве реквизиции хлебапроизошли в ноябре в нескольких селах Пензенского и Саран­ского уездов - Трофимовщине, Романове, Пятине и Ладе. В с. Ла­да крестьянами был уничтожен продотряд владимирских рабо­чих. В ответ за 6 убитых продармейцев было расстреляно 12 кре­стьян, взято 24 заложника и наложена контрибуции в 250 тыс.руб.'3 В остальных селах выступления были ликвидированы безрасстрелов, коммунисты ограничились лишь взятием заложни­ков. ,
В большинстве хлебопроизводящих губерний не было разру­шено единство экономических интересов средних крестьян и ку­лаков. Владельцам товарного хлеба удалось скрыть от контроля его большую часть. Показательна в этом отношении Курская гу­берния, имевшая свыше 17 млн пудов излишков94. Учет хлеба, до­кладывал в сентябре на Московской областной партийной кон­ференции член губкома Н.Добродицкий, проходит с большими затруднениями95. Основная причина, по его мнению, заключа­лась в слабости партийных организаций, продорганов и комбе­дов, во многих из которых усматривалось влияние кулаков96. Здесь легко можно было получить хлеб в обмен на товары (толь­ко Корочанский уезд мог дать 1 млн пудов), в чем большую за­интересованность проявляло среднее крестьянство97. Но по­скольку за сданный хлеб товары распределялись среди бедноты, ни кулаки, ни средние крестьяне не хотели сдавать его государ-
н* 211
Диктатура коммунистов в деревне.
ству. При такой практике товарообмена хлебопроизводитель ос­тавался равнодушным к призывам о помощи голодным, находя способы продажи и обмена хлеба с частными покупателями. В Курской губернии кулаки, подкупая бедноту, срывали работу комбедов. За август 1918 - январь 1919 г. комбедам губернии уда­лось собрать лишь 2,5 млн пудов хлеба, или 14,7% от общего ко­личества излишков, а за весь заготовительный год - 25,2%". Сла­бая результативность деятельности комбедов коренилась в том, что средние крестьяне и беднота Курской губернии не поддержи­вали продовольственной политики Советской власти. Хороший урожай здесь обеспечивал бедноту хлебом. Брать хлеб у курских крестьян силой власть не решилась.
На первом месте по объему урожая в 1918 г. среди производя­щих губерний центра была Тамбовская губерния, имевшая 36 млн пудов излишков99. Несмотря на значительную численность присланных сюда продотрядов, продовольственных уполномо­ченных и партийных работников, волостные и сельские Советы и комбеды не удалось сделать надежным инструментом хлебной монополии. Учет экономического хлеба был проведен с боль­шим занижением. С выявлением и изъятием излишков крестьян­ского хлеба большинство комбедов не справилось.
В докладе, адресованном Ленину, Свердлову, Цюрупе, Мак­симову, Серебрякову, Рыкову, руководитель чрезвычайной про­довольственной экспедиции Московского Совета В.И.Соловьев, действовавшей в сентябре в составе 250 человек в Борисоглеб­ском и Новохоперском уездах Воронежской губернии, назвал причины слабой ссыпки хлеба. До середины сентября, т. е. до массовой организации комбедов, на ссыпной пункт активно по­ступал экономический хлеб. Со второй половины месяца ссыпка уменьшилась почти в 4 раза, особенно резко снизилась сдача крестьянского хлеба. "Причина в том, что, сорганизовавшись в комбеды, беднота стала задерживать хлеб в деревне. Опасаясь, что будет вывезен весь хлеб и она останется необеспеченной, комбеды стали запрещать ссыпку хлеба до окончания учета и выяснения излишков". Учет проводился по нескольку раз. Даже при сознательном преуменьшении излишков хлеба в деревне бы­ло много, считал Соловьев. Из его разговоров с крестьянами стало ясно, что комбедам "просто жаль с хлебом расставаться с
212
Продовольственная деятельность комбедов
непривычки-то. Власть им дали, - говорили сельчане, - ну и по­казывают..." 0° О том, что комбеды препятствуют доставке хлеба на ссыпные пункты и не только в этой губернии, говорил Сверд­лов 14 октября на заседании межведомственной комиссии, ре­шавшей вопрос о судьбе комбедов101.
В Тамбовской губернии несправедливые действия комбедов, сообщал в ЦК РКП(б) уполномоченный по Моршанскому уезду И.Иволов, задевают среднее крестьянство. На этой почве были выступления. Особое озлобление крестьян вызывали реквизи­ции, проводимые из-за бездействия Советов и комбедов партий­ными ячейками102. О том же в конце октября в ЦК РКП(б) писал член Петроградской организации РКП(б) А.Федоров. Сообщая о неблагополучии и дискредитирующем поведении коммунистов в М оршанском уезде, он отмечал, что их работа среди крестьян ведется неправильно, "страшно задевается среднее крестьянство, т. е. за счет среднего крестьянства делается все, что и создает не­нависть к Советской власти"103. В конце октября одновременно по всему уезду вспыхнули вооруженные выступления. Поводом послужили реквизиции хлеба у средних крестьян и даже бедно­ты104.
В Тамбовской губернии было собрано более 14 млн пудов хлеба (39,5%)105. Основная масса его была взята путем реквизи­ций. Часто за отобранный хлеб крестьяне не получали не только денег или товаров, но и каких-либо квитанций. Такие действия властей, продотрядов, воинских частей крестьяне расценивали как грабеж. Реквизиции с помощью вооруженной силы продот­рядов стали массовыми с октября, когда кончился срок действия свободной закупки хлеба "полуторапудниками". Полтора меся­ца относительно свободной продажи хлеба "избаловали" кресть­ян, которые перестали считаться с комбедами и продотрядами, усилившими в октябре нажим на владельцев хлеба. На этой поч­ве в конце октября - начале ноября вспыхнули серьезные восста­ния крестьян в 7 из 12 уездов Тамбовской губернии.
IV губернский съезд Советов (26 февраля - 1 марта 1919 г.) дал оценку обстановке, которая привела к восстаниям. Среди причин, вызвавших их, отдел управления назвал произвол мест­ных властей, в том числе партийных ячеек и комбедов, амораль­ное поведение сельских коммунистов106. Проанализировав доку-
213
Диктатура коммунистов в деревне.
менты местных Советов, губисполком опротестовал 455 их про­токольных постановлений. Из них 61 по Кирсановскому уезду, 52 по Тамбовскому, 50 по Борисоглебскому, 47 по Елатомскому, 43 по Моршанскому и т. д.107
Несколько иной характер носила хлебозаготовительная кам­пания в Поволжье, где дозрел богатый урожай. В первые недели после освобождения от власти Комуча крестьяне сдавали хлеб добровольно. Но, запасясь деньгами, они перестали подвозить хлеб к ссыпным пунктам: им требовались товары. Наркомпрод, учитывая это, направил сюда большие партии предметов первой необходимости. Товарообмен проводился через кооперацию, имевшую разветвленную сеть потребительских обществ, распре­делительных пунктов и лавок. Товары распределялись комисси­ями в составе одного члена волостного Совета, двух членов ком­беда и двух из правления кооператива. Сельские комбеды пред­ставляли списки граждан, имеющих право на получение товаров без сдачи хлеба, и списки лишенных права получать товары за несдачу излишков или ссыпку недостаточного количества зерна. Предполагалась оплата товарами 40% сданного хлеба. Однако Средне-Волжский кооператив, собрав зачетных квитанций за сданный хлеб на 1 154 483 руб., отпустил по ним товаров на 989 510 руб. Выше всего хлеб был оплачен в Самарском уезде - 50%. В Ставропольском было оплачено 33%, в Бузулукском - 21, Пуга­чевском -13%108.
Хлеба в Самарской губернии уродилось так много, что при определившемся повороте среднего крестьянства в сторону Со­ветской власти не было нужды в продотрядах. В декабре ответ­ственный представитель Наркомпрода сообщал из губернии, что товарообмен дает самые положительные результаты: "хлеб под­возится к ссыпному пункту по собственному почину, нередко больше, чем за сто верст. При таком положении нет надобности в применении вооруженной силы, поэтому заготовка хлеба про­дотрядами здесь совершенно не производится; часть отрядов от­правлена обратно, часть оставшихся работает по охране грузов и складов, а также по организации комбедов""".
Иная картина наблюдалась в Саратовской губернии, где из 14 млн пудов заготовленного хлеба110 8 млн было получено с эконо­мических полей, к уборке которых привлекали по трудовой по-
214
Продовольственная деятельность комбедов
винности буржуазию, безработных и пр. Остальной хлеб был со­бран продотрядами и комбедами. Чрезвычайная ревизия, прове­денная Советом обороны в Саратовской губернии, отмечала, что продовольственные работники часто путали середняка с ку­лаком, применяя к нему такие же крутые меры воздействия1". Ре­волюционные коммунисты губернии настаивали на привлечении к суду председателей некоторых комбедов"2. На VIII съезде РКП (б) и в беседах с сотрудниками агитпоезда "Октябрьская ре­волюция" весной 1919 г. представители Поволжья упрекали ком­беды за произвол в отношении средних крестьян и неумелые дей­ствия в хозяйственных вопросах"3. В с.Алексеевка и Базарный Карабулак при учете хлеба были занижены нормы потребления. Этим воспользовались кулаки, подбив на восстание против Со­вета средних крестьян и зависимых от них бедняков. В выступле­ниях против реквизиции хлеба в с. Б.Карабулаке участвовало до 3 тыс. человек. В с.Алексеевка только что избранный Совет не сумел пресечь агитацию против учета. Крестьяне разгромили Совет, убив 12 человек. При подавлении восстания было расст­реляно 32 человека114.
Как и везде, крестьяне Поволжья были заинтересованы в ин­дивидуальном обмене хлеба на товары и настаивали на его про­ведении, в чем находили поддержку кооперативов. На непосред­ственном обмене товаров на хлеб построил работу "красный ку­пец" - представитель Союза коммун Северной области С.В.Ма­лышев, прибывший в Саратов с петроградским продотрядом и 15 вагонами товаров. Успех его плавучей лавки на барже превзо­шел все ожидания. Ленин приветствовал его действия"5. Но это было исключение из правил товарообмена, установленных пра­вительством. Если бы продорганы позволили владельцам хлеба сдавать его непосредственно в обмен на товары, а бедноте поку­пать товары за деньги (в определенной пропорции), экономиче­ский эффект продовольственной политики, несомненно, был бы выше, меньше было бы и злоупотреблений, насилий, недовольст­ва. Но власть не имела товарных фондов для индивидуального обмена с крестьянами. Поэтому, как признавал член коллегии Наркомпрода М.И.Фрумкин, отвечающий за организацию това­рообмена, снабжение товарами носило скорее характер премии не за сдачу хлеба, а за оказание помощи при извлечении хлеба.
215
Диктатура коммунистов в деревне.
Он не считал это ошибкой. Система снабжения товарами тех, кто мало производил и еще меньше сдавал хлеба, писал он, дик­товалась всей политической обстановкой и исключительными условиями существования Советской власти"6.
Ленин оценивал товарообмен 1918 г. прежде всего с классо­вых позиций: "Когда мы создавали комитеты бедноты, - писал он, - когда старались произвести товарообмен с деревней, мы стремились не к тому, чтобы богатый получил товары, а чтобы в первую голову получил бедняк те немногие товары, которые мог дать город, дабы, помогая бедноте, мы могли с ее помощью по­бедить кулака и взять от него излишки хлеба"'".
12 хлебопроизводящих губерний за заготовительную кампа­нию 1918/19 г. получили товаров на 1700 млн руб."8 Товарами было оплачено в среднем 20-25% хлеба. Через Наркомпрод де­ревне было передано сельскохозяйственного инвентаря и машин на 5 799 372 руб.'" Этого было крайне недостаточно для удовле­творения потребностей деревни.
В первую четверть заготовительного года (август-октябрь) хлебных излишков было собрано 12,5% к плану, за вторую (но­ябрь-январь) - 16,1%, всего 67,5 млн пудов120. За шесть месяцев работы комбедов и продотрядов из 12 производящих губерний было извлечено лишь 28,6% излишков. Они приблизительно по­ровну распределились между губерниями черноземного центра и Поволжья.
В имеющейся литературе нет ответа на вопрос, сколько хлеба собрано комбедами и сколько продотрядами. Источники не поз­воляют отделить хлеб, заготовленный продотрядами, от хлеба, добытого комбедами. Лишь в редких случаях даны сведения, но и те далеки от полноты. Например, в Тамбовской губернии про­дотряды заготовили 1700 тыс. пудов121. В Курской губернии про­дотряды взяли 6,3% излишков. Но не подлежит сомнению, что без давления вооруженной силы рабочих отрядов было бы не­возможно дать городу даже этот объем хлеба.
Большая насыщенность производящих губерний продотряда­ми в сентябре-октябре сдерживала протесты хлебодержателей, и их сопротивление учету не выходило за пределы волости. Основ­ной формой их борьбы против монополии государства на хлеб в эти месяцы были саботаж, убийства при учете и реквизиции хле-
216
________________ Продовольственная деятельность комбедов
ба, поджоги домов членов комбедов, коммунистов. Это была не организованная борьба, а акты мести отдельных хлебовладель-цев, редко - всех жителей деревни.
18 потребляющих губерний не могли своими ресурсами про­кормить население. Здесь каждый лишний пуд хлеба имел осо­бую цену, поэтому борьба за учет и изъятие излишков приобре­тала более жесткий характер.
13 августа 1918 г. народный комиссар продовольствия напра­вил Советам и продкомам потребляющих губерний телеграмму, предупреждавшую, что хлеб им будет доставляться лишь после того, как будут исчерпаны собственные ресурсы. Рекомендова­лось исчислять излишки по средним данным прошлых лет, про­извести разверстку и объявить населению сроки сдачи хлеба. В наиболее хлебородных уездах предлагалось сосредоточить луч­шие продотряды. Работа по учету и сбору хлеба должна была со­провождаться широкой устной и печатной агитацией. Телеграм­ма заканчивалась напоминанием ленинского положения о том, что в борьбе за социализм и Советскую Россию победит тот, кто победит кулаков в борьбе за хлеб122.
Советы и продкомы потребляющих губерний тщательно го­товились к учету урожая. Норма потребления на человека здесь равнялась 9 пудам. В губерниях были подготовлены кадры инст­рукторов по учету, проведены съезды, разработаны инструкции, созданы учетные комиссии.
Тверской губпродком, охраняя интересы бедноты, предупре­дил о недопустимости разверстки хлеба на все хозяйства123. 21 ав­густа в губернии закончились агитаторские курсы, подготовив­шие работников по реализации урожая, организации комбедов, чистке Советов. Среди агитаторов 65% были коммунистами. В губернии действовало 383 заградительно-реквизиционных отря­да124. Им пришлось провести нелегкую работу, создавая комбе­ды, переизбирая Советы, проверяя запасы хлеба. Как и везде, ку­лаки и среднеобеспеченные крестьяне сопротивлялись учету. В Омутской волости Вышневолоцкого уезда крестьянский сход принял резолюцию: провести учет, но излишки не отправлять в город, а продавать нуждающимся по 60 руб. за пуд125. В Бубнов-ской волости сход высказался за свободную торговлю, а в Нику-лихинской - постановил: лодырей к учету посевов не допускать и
217
Диктатура коммунистов в деревне.
хлеба им не давать126. Инструктор отдела управления этого уезда И.С.Шикломанов, обследовав в конце октября семь волостей, нашел, что комбеды слабы, их состав не отвечает декрету, за правильность проведенного ими учета ручаться нельзя. Не полу­чая содержания, комбеды облагали граждан контрибуцией для собственных потребностей. Некоторые комбеды пришлось реор­ганизовать127. О том же сообщали члены Зубцовского уездного исполкома К.Воронцов и К.Павлов128.
С большой ответственностью готовились к учету урожая в Калужской губернии, где во главе отделов были поставлены ли­ца, имевшие опыт продовольственной работы и достаточный по­литический кругозор (большинство из них, как и губернский ко­миссар А.А.Соколов, имели высшее образование)125. Все отделы четко знали свои функции. Население Калужской губернии по­требляло в мирное время свыше 20 млн пудов хлеба в год. При средней урожайности сбор хлеба в губернии равнялся 10,5 млн пудов, около 10 млн пудов в губернию ввозилось130. Из 11 уездов только четыре - Перемышльский, Мещовский, Лихвинский и Ко­зельский - могли дать избытки хлеба. Тарусский и Боровский ед­ва прокармливали свое население. Остальные 5 уездов должны были снабжаться привозным хлебом. Для семенного фонда и пи­тания рабочих предназначался урожай с экономических полей. Но в Перемышльском, Мещовском и Козельском уездах при по­пустительстве уездных и волостных продкомов крестьяне захва­тили этот хлеб и обмолотили его, за что губиродком арестовал руководителей исполкомов Бурнашевской, Губинской, Дешев-ской и некоторых других волостей131. Мещовский уезд мог дать до 15 тыс. пудов экономического хлеба, только в Новосельской волости его было до 6 тыс. пудов, но волпродком препятствовал его обмолоту и вызову. В волость были направлены уполномо­ченные с вооруженным отрядом. Членов исполкома арестова­ли132.
Труднее оказалось учесть крестьянский хлеб, излишки кото­рого предполагалось собрать через товарообмен с участием коо­перации. На комбеды была возложена обязанность выдать вла­дельцам хлеба наряды и побуждать крестьян к их выполнению. При выполнении плана сдачи хлеба беднота поощрялась: полу­чала 10% от сданного хлеба и в кооперативе предметы первой
218
Продовольственная деятельность комбедов
необходимости. Но сбор крестьянского хлеба был сопряжен с не­вероятными трудностями: недостаток подготовленных работни­ков, сепаратизм хлебных уездов и др. Волостные продкомы, а их было свыше 200, шли на поводу у хлебодержателей, бессистемно расходовали народные деньги, неправильно распределяли про­дукты133. Губпродком решил заменить волостные продкомы 52 районными и шире привлечь к распределению продуктов коопе­рацию, имевшую 465 раздаточных пунктов. О комбедах, органи­зацией которых ведали Советы, к сентябрю имелись сведения лишь из трех уездов134. Для помощи в учете хлеба калужане по­слали в продотряды 1325 человек. В 52 волостях у крестьян уда­лось выявить только 473 тыс. пудов излишков135.
Подобным же было положение и в Костромской губернии, рабочие которой послали более 1400 человек в продотряды для добычи хлеба в Поволжье. В самой губернии хлеб был в основ­ном в Ветлужском и Варнавинском уездах, где уже в августе и в первой половине сентября кипело восстание. После его подавле­ния продотряды и комбеды провели переучет хлеба. Для стиму­лирования его ссыпки в уезды было направлено товаров на 726 315 руб. В обмен на них крестьяне дали 40 618 пудов, и предполага­лось получить еще до 60 тыс. пудов хлеба. 5263 комбеда учли 925,5 тыс. пудов. Но населению требовалось более 5,5 млн пудов хлеба134.
В ноябре в Словинской волости Макарьевского уезда крестьяне перебили членов учетно-реквазионного отряда. Как по команде восстали семь волостей, где в это время проводилась мобилизация крестьян в Красную Армию137. В мятежную Нижне-Нейскую волость прибыл комиссар губчека с тремя красноармейцами. После разъяс­нения крестьянам положения Советской власти сход вынес решение о полной поддержке ее политики и решительно осудил выступление. А в Верхне-Нейской волости (самой зажиточной в уезде) комиссар Галкин и его помощники были арестованы крестьянами и пригово­рены к расстрелу. По дороге к месту казни комиссар обратился к крестьянам с разъяснением ошибочности их участия в восстании и предупредил о неминуемости его разгрома, чем внес раскол в их сре­ду. Несмотря на угрозы главарей, вопрос о дальнейших действиях был поставлен на голосование. Большинство проголосовало за пре­кращение восстания и освобождение арестованных138.
219
Диктатура коммунистов в деревне.
Доктринальные установки коммунистов были главной при­чиной восстаний крестьян промышленных и северо-западных гу­берний в конце 1918 г. Во всех уездах потребляющей полосы прослеживается та же тенденция, что и в производящих губерни­ях: с одной стороны, стремление уменьшить количество хлеба в волости, исходящее как от Советов, так и комбедов, с другой -стремление уездных продорганов и реквизиционных отрядов со­брать побольше хлеба. С этой целью уездные работники сокра­щали нормы потребления, чем вызвали большое недовольство и возмущение крестьян. Так, в Тейковском уезде Иваново-Возне­сенской губернии норма потребления была уменьшена до 7 пу­дов, а Крапивинский волостной комитет бедноты даже сократил ее до 5,5 пудов, что привело к взрыву возмущения крестьян. Представители уездного исполкома восстановили семипудовую норму, тем самым успокоили бедноту и средних крестьян. Но за­житочные деревни - Медведово, Трубино, Савино, Афанасовка отказались и по этой норме сдавать хлеб139. Далеко не всем ра­ботникам волостных Советов и комбедов уезда хватало понима­ния, что перераспределением хлеба они спасают голодающих де­тей и рабочих. Во многих волостях приходилось проводить по­вторный учет с помощью дружинников и продотрядов140.
Действия комбедов и Советов Тейковского уезда не были ме­стной особенностью голодающего района. Они типичны для по­требляющих губерний. Председатель Можайского уездного ком­беда Макаров также самовольно снижал норму потребления с 9 до 7 и даже 5 пудов141. А в Верейском уезде комбед Богородской волости постановил потребительной нормой считать 12 пудов. Здесь излишки отбирались по спекулятивным ценам - по 100 руб. за пуд142.
Как и в производящих губерниях наибольших успехов комбеды добивались при согласованных действиях с Советами и партийными ячейками. В Глазовской волости Можайского уезда, например, сель­ские комбеды установили деловые контакты с волостным Советом. Если владельцы хлеба не отдавали излишки, комбед сообщал об этом Совету и с его помощью проводил реквизицию. Такая практи­ка в октябре была одобрена уездным съездом комбедов и Советов. Чтобы избежать самоуправных действий, обыски и изъятие хлеба разрешалось проводить только по ордерам волостных Советов143.
220
Продовольственная деятельность комбедов
К учету хлеба в большинстве волостей потребляющих губер­ний приступили с большим опозданием - в октябре-ноябре. Учетная работа комбедов накалила обстановку в деревне. Сове­ты и комбеды, посягавшие на крестьянский хлеб, часто разгоня­лись, на сходах происходили драки, членов комбедов избивали. Так в Тверской губернии 29 октября в Раевской волости Вышне­волоцкого уезда были разогнаны Совет и комбед, разоружен реквизиционный отряд, избиты инструктор Ларигин и член ком­беда Акимов. По селам началась антисоветская агитация. После подавления выступления в волости было арестовано 26 человек, наложена контрибуция в 200 тыс. руб.144 В Субботинской волос­ти Зубцовского уезда крестьянами с. Двоенки и Подберезовка были убиты три уездных работника, причем член уездного ис­полкома К.Павлов, энергично утверждавший власть бедноты, был зарыт в землю живым145.
В потребляющих губерниях в большинстве уездов учет хлеба комбедами выявил мало излишков. В Корчевском уезде, по сооб­щению председателя исполкома Д.А.Булатова, учет хлеба был проведен блестяще, в общественные амбары ссыпано 12 тыс. пу­дов, но это не обеспечивало всех нуждающихся144. Не хватало своего хлеба и в других уездах. Ввиду отсутствия больших из­лишков, хлеб реквизировался и в хозяйствах средних крестьян, что толкало их к совместным выступлениям с кулаками.
Ретроспективно оценивая комбеды, некоторые съезды Сове­тов отмечали, что от их действий пострадало среднее крестьян­ство. На VII Осташковском съезде Советов (июль 1919 г.) деле­гаты из волостей говорили, что многие комбеды, не столько со­зидали, сколько разрушали, отталкивая своими действиями среднее крестьянство от Советской власти147. Неправомерность действий комбедов и продотрядов в отношении средних кресть­ян признал V Тверской губернский съезд Советов. В его резолю­ции "О продовольственном вопросе" было записано: вместо уче­та хлеба и отчуждения его излишков продотряды производили незаконные реквизиции продуктов и вещей, не подлежащих уче­ту, допускали бесчинства и произвол, чем во многих местах вос­становили население против Советской власти и довели дело до открытых выступлений. Также критически была оценена дея­тельность комбедов: они устранили среднее крестьянство от вла-
221
Диктатура коммунистов в деревне.
ста, занимались незаконными реквизициями и контрибуциями. И "вместо того, чтобы объединиться со средним крестьянством в борьбе с кулаками, восстановили его против власти Сове­тов"148.
Самоуправные действия комбедов, Советов, партийных яче­ек, продотрядов, ЧК, сбор незаконных контрибуций, бессистем­ные реквизиции вызывали возмущение крестьян, создавая взры­воопасные ситуации. В с.Панове Лукояновского уезда после по­давления выступления крестьян 26 августа продотряд собрал контрибуцию в 17 тыс. руб. Из них 10 530 руб. были отданы ком­беду, остальные разделены между членами отряда, Совета, воен­комата и коммунистами'49. В Чернухинской волости Арзамасско­го уезда Нижегородской губернии члены партийной ячейки и Совета незаконно отбирали у крестьян д. Мельниково продукты. Их бесчинства сопровождались пьянством. При голоде в деревне представители власти имели запасы продуктов. Для себя они ус­тановили паек в 18 фунтов хлеба в месяц против 13 всем осталь­ным. Негодование крестьян вылилось в "побоище между граж­данами и коммунистами". В этом же уезде председатель Терю-шевского волостного комбеда Маштаков и агент губпродкома по закупке скота Озерович вымогали взятки продуктами'50.
В начале сентября при конфискации хлеба произошло вы­ступление крестьян в 10 деревнях Шалдежской волости Семенов­ского уезда Нижегородской губернии. Четверо руководителей выступления были расстреляны. С имущих участников восста­ния была собрана контрибуция в 57 тыс. руб.151 Семеновский уезд был потребляющим и уездные власти следили за тщательностью учета хлеба, проводя повторный учет, когда действие комбедов вызывали сомнения. Так было в богатом с. Линево Ямновской волости. 23 декабря в село прибыл член уездного комбеда Мель­ников в сопровождении 10 коммунистов Мало-Сукинской орга­низации Завражской волости, трое из которых имели оружие. Крестьяне с. Линево, издавна враждовавшие с жителями этой во­лости, воспротивились переучету, избив Мельникова. 25 декаб­ря ночью в село прибыл отряд уездной ЧК в составе 30 человек. Крестьянин Буслаев не допустил учетчиков к хлебу, а 75-летняя М.Буслаева ударила в набат, созывая сельчан. С дубинами и ко­льями собрались они у дома священника, где разместился отряд.
222
________________ Продовольственная деятельность комбедов
Милиция задержала толпу и коммунисты сумели выбраться из дома, но все же один был пойман и избит. Активные участники выступления скрылись, но троих крестьян расстреляли, а четве­рых подвергли аресту152. В марийском с.Емангаши Васильсурско-го уезда против отряда коммунистов, прибывшего для изъятия излишков хлеба, поднялось все население. Зажиточные крестья­не, сообщала комиссия, выяснявшая обстоятельства восстания, пользовались большим влиянием в селе. Среднее крестьянство действовало с ними в контакте, часть бедноты была задавлена, а часть шла на поводу у кулаков'53. Созванный сельским писарем Сарановым сход разослал гонцов по волости, подбивая населе­ние воспротивиться учету хлеба и идти на помощь в Емангаши. Собравшаяся у ссыпного пункта толпа убила председателя уезд­ного комбеда Зубова и члена уездного комитета партии Гузано-ва. Выступление было подавлено отрядом Егорьевских комму­нистов: 20 человек расстреляли, 26 - посадили в тюрьму и затем также приговорили к расстрелу154.
От беззаконий комбедов, партячеек и Советов больше всего страдало среднее крестьянство. Начальник милиции Нижегород­ского уезда в отчете, представленном 14 января 1919г. в губерн­ское управление милиции, отмечал: со стороны среднего кресть­янства наблюдается недовольство и открытый ропот против от­дельных представителей Советской власти, как избранных, так и командированных губпродкомом и чрезвычайной комиссией. Из местных органов особое недовольство вызывали отдельные чле­ны комбедов, которые брали на себя несвойственные им функ­ции, совершали несправедливые действия. Возмущение крестьян вызывали и некоторые отряды, которые запугивали жителей бес­цельной стрельбой и требовали с середняков неположенное155. Недовольством средних крестьян воспользовались правые эсе­ры, пытавшиеся восстановить свои организации в Сергачском, Княгининском, Арзамасском уездах156 и поднять крестьян против диктатуры коммунистов. V Нижегородская губернская конфе­ренция РКП(б) признала "шкурничество комбедов" распростра­ненным явлением в губернии157.
Комбеды Смоленской губернии проводили учет бессистемно. Многие комбеды были пассивны, в них сидело немало кулаков и "темных" элементов. В Сычевском и Гжатском уездах действия
223
Диктатура коммунистов в деревне.
комбедов вызвали недоверие и резко критическое отношение среднего крестьянства158, что послужило основанием для их уча­стия в ноябрьских восстаниях. Комбеды Смоленской губернии, имевшей высокий процент среднего крестьянства, по оценке А.В.Луначарского, представившего доклад в Наркомпрод после одной из поездок в губернию в составе агитпоезда "Октябрьская революция", часто хозяйничали чрезвычайно неряшливо, дикта­тура бедноты тяжело сказалась на среднем крестьянстве15'.
О притеснении комбедами средних крестьян поступали сведе­ния из многих уездов. В декабре 1918г. коммунист Платов писал во ВЦИК, что крестьяне некоторых волостей Рыбинского и По­шехонского уездов Ярославской губернии (Арефинской, Панфи­ловской, Николо-Троицкой, Егорьевской) прежде сочувственно относившиеся к коммунистической партии, из-за произвола ком­бедов, взяточничества, безнаказанности их действий, необосно­ванных контрибуций, натуральных повинностей изменили отно­шение к коммунистам. Подобные действия комбедов, заключал Платов, наносят больший вред, чем любой злейший враг160.
Много нареканий поступало на противозаконные действия партийных ячеек. Крестьяне с. Цыбино Михайловской волости Бронницкого уезда Московской губернии в постановлении свое­го схода, адресованном центральной власти, писали, что со дня революции их селение, состоящее преимущественно из бедней­ших крестьян, поддерживало Советскую власть. Положение рез­ко изменилось с появлением партийных ячеек. В них вошли "не­соответственные (так в документе - Т. О.) люди, которые даже не знают, что такое коммунист". Они "идут против народа и этим поднимают народ против Советской власти", отбирают все про­дукты. На просьбы дать разъяснение, наставляют револьвер и отправляют в тюрьму, принудительно заставляют работать, не считаясь с тем, что перед ними беднота. Сельский сход делегиро­вал к Ленину, как вождю революции, В.Подкопаева, Ф.Тяпкина и П.Кашева за разъяснениями. Их полномочия удостоверялись подписями и печатью сельского Совета"1.
Уездные Советы боролись с "засоренностью" комбедов и на­рушениями ими законности. В октябре были арестованы предсе­датель Карачаровского волостного комбеда и член Можайского уездного комбеда, возглавлявший реквизиционный отряд, дейст-
224
Продовольственная деятельность комбедов
вия которых вызвали недовольство населения162. В декабре за злоупотребления было арестовано большинство членов Спас­ского волисполкома Васильсурского уезда163. В феврале 1919 г. была обследована деятельность Любимского и Даниловского уе­здных и волостных исполкомов. Волостные Советы, проводив­шие репрессии в отношении бедноты и середняков, были переиз­браны, виновные привлечены к ответственности164.
В Северных губерниях, особенно остро ощущавших продо­вольственный кризис, за март-октябрь 1918 г. на почве голода произошло 198 волнений, в 71 селении беспорядки были ликви­дированы с применением оружия165. Деятельность комбедов здесь не была результативной. Лишь с приездом 400 рабочих-учетчиков был проведен повсеместный и строгий контроль и пе­рераспределение хлеба. Но ни один уезд восьми губерний этого района не имел годового запаса хлеба.
Для ослабления голода среди рабочих Москвы и Петрограда правительство пошло на временное нарушение хлебной монопо­лии, разрешив им по удостоверениям предприятий закупку по вольным ценам и провоз полутора пудов хлеба частным путем в течение пяти недель - с 24 августа по 1 октября. Разрешением на провоз полутора пудов воспользовалось 70% населения Петро­града, закупив или обменяв на вещи 1 043 500 пудов хлеба. Все­го одиночками в разрешенный срок было вывезено 2 651 302 пу­да. За это же время продотряды вывезли лишь 1 890 858 пудов. Даже не имея вагонов, "полуторапудники" доставили значитель­но больше хлеба, чем государственные органы166.
Временное разрешение на закупку хлеба по вольным ценам сорвало его централизованную заготовку в производящих губер­ниях. Оно лишало смысла запретительные акции комбедов и за-градительно-реквизиционных отрядов, легализуя спекуляцию и поощряя рвачество хлебовладельцев. После пяти недель относи­тельно свободной продажи хлеба поставить под контроль хлебо-держателей, спекулянтов, навести порядок на транспорте оказа­лось чрезвычайно трудно. Пришлось применять силу для рекви­зиции и конфискации хлеба, что привело к росту конфликтов и созданию к началу ноября новой взрывоопасной ситуации в де­ревне.
15—1142 225
Диктатура коммунистов в деревне.
Несмотря на запретительные меры, население потребляющих губерний частным порядком вывезло из производящих районов более половины объема централизованных заготовок - 68,4 млн пудов против 53 млн пудов, собранных Наркомпродом167. Столь незначительное количество заготовленного хлеба не дает осно­вания для положительной оценки продовольственной деятельно­сти комбедов и продотрядов. В лучшем случае они содействова­ли изъятию хлеба, внося озлобление и дезорганизуя хозяйствен­ную жизнь деревни.
Ленин крайне негативно относился к мелкому производителю хлеба. Всякий крестьянин, считал он, по наклонности является ^спекулянтом168. А крестьянам было чем спекулировать. К ноябрю 1918 г. в их руках оставалось более 85% товарного хлеба, к фев­ралю 1919 г. они удерживали до 70% излишков, которые так или иначе поступали на рынок.
Комбедам и продотрядам не удалось ни подчинить мелкото­варного производителя учету и контролю, ни тем более изменить саму психологию крестьянина.
Опыт продовольственной работы комбедов и продотрядов был предметом обсуждения II Всероссийского совещания продо­вольственных работников, собравшегося в канун нового 1919г. Совещание признало продовольственное положение тяжелым. Комбеды и их методы работы не получили поддержки съезда. Ре­шая вопрос о способах заготовок хлеба, совещание высказалось за введение разверстки, как дававшей наибольшие практические результаты. Но вводилась она не на договорной основе, а на обязательно-принудительной поставке крестьянами определен­ного Наркомпродом количества хлеба. На 1919 г. в 12 хлебопро­изводящих губерниях развёрстывалось 260 млн пудов хлеба, т. е. его среднестатистический избыток. Теоретически от поставки хлеба освобождалось 60% деревенского населения - беднота и маломощные средние крестьяне, имеющие посев в 3-4 дес. на се­мью в 6 человек. Хлеб должны были дать кулаки и зажиточные крестьяне. Но они не имели такого объема товарного хлеба. Тем более, что 1919 г. был засушливым. К тому же суровая действи­тельность гражданской войны вносила свои коррективы, опро­кидывая самые благие намерения правительства.
226
Итоги аграрных преобразований
4.3. Итоги аграрных преобразований
Во второй половине 1918 г., в период деятельности комбедов, Советы подводили итоги ликвидации частного землевладения. Окончательно определялась судьба имений, собиралось расхи­щенное имущество помещиков, их скот и инвентарь. Уточнялись нормы наделов пашни, сенокосов, владения скотом. Одновре­менно с этим велось уравнение крестьянских земель и перерас­пределение их излишков, инвентаря и скота.
Комбеды помогали земельным отделам Советов в учетно-контрольной работе. С их помощью в Орловской губернии поч­ти в 11 раз увеличилось число выделенных для коллективных хо­зяйств имений - 400 против 37 в начале года169. Землепользова­ние многопосевных крестьян уменьшилось в 4 раза170. В Воро­нежской губернии у этой категории крестьян было отобрано свыше 530 тыс. дес. земли, число их хозяйств сократилось с 10,8% до 1%. Землю получили 25 тыс. безземельных и 176 тыс. малоземельных крестьян губернии. Бедняки и средние крестьяне увеличили свое землепользование на 2 082 663 дес.'" В Тверской губернии ликвидация помещичьего землевладения завершилась к концу года. Крестьяне получили 283 720 дес, или 76% земель помещиков. Здесь частные собственники из крестьян имели зем­ли больше, чем помещики. У них было отобрано 698 783 дес. удобной земли. Летом и осенью беднота и середняки увеличили свое землепользование на 982 513 дес, или на 56%. Безземельные получили 88 088 дес, в среднем по 4,5 дес. Удвоились земельные участки крестьян, имевших ранее до 5 дес, на 73% увеличились владения крестьян, имевших от 5 до 8 дес.172
Голодной весной 1918 г. за кусок хлеба и горсть семян бедно­та, солдатки, вдовы и сироты отдавали кулакам полученную от Советской власти землю. Некоторые комитеты бедноты застави­ли кулаков вернуть земли, взятые у бедноты. Для зажиточных крестьян комбеды вводили трудовую повинность по обработке земель бедноты и красноармейских семей. Этот вопрос был предметом специального рассмотрения Моршанского уездного съезда комбедов Тамбовской губернии, состоявшегося в начале августа 1918 г. Восстанавливая права бедноты на землю, съезд постановил: "1) Всю засеянную площадь исполу или другими
15* 227
Диктатура коммунистов в деревне.
способами убрать тем гражданам, которым причиталась зем­ля...; 2) убрать им, т. е. беднякам, хлеб со своей земли бесплатно, ни в коем случае не идти на соглашение с кулаками и спекулян­тами"173. В Рыбинской волости Моршанского уезда одним из первых постановлений комбеда было изъятие у кулаков 300 дес. посева и распределения их среди бедноты"4. В Ржаксинской и Булгаковской волостях Кирсановского уезда комбеды заставили кулаков вспахать землю бедноты и убрать урожай ржи175. В кон­це года в губернии была распределена вся земля - частновладель­ческая, монастырская, казенная и прочая, всего 2 184 585 дес. Из 3097 частновладельческих хозяйств в 76 были созданы совхозы, появились 63 коммуны, земледельческие и подсобные артели. В их пользовании было 22 995 дес. земли176.
В Нижегородской губернии к 14 июня на учет было взято 971 частновладельческое имение177. По данным III губернского съез­да Советов (октябрь 1918 г.) в губернии ликвидировались хозяй­ства не только дворян, но и "столыпинских помещиков", т. е. ху­торян. Крестьяне проводили передел земель хуторян и отрубни­ков, разрушали их сельскохозяйственные постройки, инвентарь, изгоняли их "в 24 часа". Земельные отделы приняли меры к ох­ране законных интересов хуторян, но волну гонений на них уда­лось сбить лишь к октябрю 1918 г.178 По данным на конец года, в 11 уездах было реквизировано 1292 сельскохозяйственных владе­ния площадью 1 493 470 дес.179 На их базе было создано 53 кол­лективных хозяйства, из них 27 коммун, 20 артелей, 3 товарище­ства и 3 совхоза180. Остальная земля была передана крестьянам, увеличившим наделы пахоты почти в два раза.
Эта картина типична для всех губерний. В Вельском уезде Смоленской губернии в период комбедов на учет было взято 175 хозяйств площадью 50 274 дес. В 17 из них были организованы совхозы, имевшие 1990 дес, но ими была засеяна лишь пятая часть площади. В 29 имениях обработка земли велась артелями, в 5 - коммунами. Из 15 630 дес. пахотной земли коллективами из-за отсутствия семян было засеяно лишь 251,7 дес, т.е. 1,6%. Ос­тальная земля была разделена181.
В начале года в Московской губернии учет земель был прове­ден формально. Помещики до июля проживали в своих имениях. Только комбеды окончательно определили судьбу имений, вы-
228
Итоги аграрных преобразований
слали помещиков182. На 20 сентября на учет было принято 104 имения площадью в 10 тыс. дес.83 В имениях помещиков было со­здано 30 коллективных хозяйств, объединивших 2300 человек. Они пользовались 2536 дес. земли, из них пашни - 1836 дес. Кол­хозы не смогли освоить всю землю и большая ее часть осталась незасеянной184, что вызывало недовольство крестьян. Беднота обращалась в губземотдел с просьбами передать им эту землю под озимые. С 20 августа по 18 сентября в отделе побывало 170 ходоков, было рассмотрено 160 дел о покосах185. Крестьяне тре­бовали раздела земель крупных владельцев, отрицательно отно­сясь к коммунам186.
Московский губземотдел, с лета руководимый коммуниста­ми, стоял на левацких позициях, не допуская раздела крупных имений, и признавал право пользования ими только за коммуна­ми, артелями или совхозами. Дробление их между крестьянами он считал политической ошибкой187. Однако проект губземотде-ла о неделимости крупных частновладельческих участков был отклонен Наркомземом188.
Ликвидация помещичьего землевладения и развернувшееся наступление на земельную собственность кулаков привели к кон­цу года, по данным 10% выборочной сельскохозяйственной пере­писи 1919 г., к сокращению беспосевных хозяйств на 38%. Наи­больший процент наделения беспосевных землей - 60,7 - дал Цен­трально-Земледельческий район, на втором месте - 59,5% - Сред­не-Волжский. На 44,1% сократилась численность беспосевных в Северном районе, на 42,2% - в Промышленном, на 40,8% - в Се­веро-Западном. В 25 губерниях почти исчезли хозяйства круп­ных посевщиков. Эта категория крестьян была ликвидирована в Приозерном районе, на 95,5% сократились кулацкие посевы (свыше 13 дес.) в промышленном районе, на 91,8 - в Центрально-Земледельческом, на 91,4 - в Средне-Волжском, на 90,8 - Северо-Западном. В Нижне-Волжском и Приуральском районах нивели­ровка шла менее активно, прежде всего из-за военных действий. Здесь число беспосевных крестьян уменьшилось соответственно на 16,3 и 19,8%, а число крупнопосевных хозяйств-на 68,6 и 63,3%189.
К началу 1919 г. в Европейской России было распределено приблизительно 17 215 926 дес. земли, из которых 95,3% перешли
229
Диктатура коммунистов в деревне.
крестьянам, 0,8% - коммунам и артелям, 3,9% - совхозам, рично-заводским коллективам, больницам, школам и пр. Землю получили миллион бесхозяйственных крестьян'90. Число мелких посевщиков (до 2 дес.) возросло с 6 до 8-9 млн, составив 43%. Группа средних посевщиков (от 2 до 4 дес.) увеличилась на 10%, а число дворов, сеющих свыше 4 дес, уменьшилось. Хозяйства, засевавшие свыше 10 дес, исчезли в Костромской, Ярославской, Московской, Тверской, Вологодской губерниях. Во Владимир­ской губерний их осталось 0,1%, в Пермской - 0,6, а в хлебопро­изводящих губерниях их численность упала с 7 до 3%'". Таким образом, произошло увеличение числа мелких и средних хо­зяйств, уменьшение и исчезновение крупных и сокращение хо­зяйств выше среднего уровня. Нивелировка деревни сгладила со­циальные полюсы, увеличив удельный вес среднего крестьянст­ва.
Процесс земельного уравнения не был закончен в 1918 г. За три года революции, по данным специальной анкеты ЦСУ, охва­тившей опросом 1103 селения, переделы земли произошли в 66% селений, в 34% их не было. Наиболее интенсивно переделы про­исходили в районах острой нехватки земли: в 94 % селений Цен­трально-Земледельческого района (данные по 193 селениям), в 82% селений Средне-Волжского района (данные по 182 селени­ям), в Приуральском - в 69% (данные по 127 селениям), Северном - в 63% (данные по 136 селениям), в Промышленном - в 53 % (дан­ные по 239 селениям), в Северо-Западном (Приозерном) районе -43% и Нижне-Волжском - 48%192.
Как видим, переделы даже за три года не ликвидировали ку­лака. Не везде даже ставился вопрос об уравнении их землеполь­зования. 30 октября 1918 г. ВЦИК в декрете "Об обложении сельских хозяев натуральным налогом" отмечал, что уравни­тельное распределение земли проведено еще не везде. Более со­стоятельные и богатые крестьяне в таких местах по-старому вла­деют большими по размеру и лучшими по плодородию участка­ми земли'". Одна из главных причин этого - отсутствие сельско­хозяйственных орудий и семян у бедноты.
Крестьянское хозяйство России всегда испытывало острую потребность в инвентаре и машинах. За годы мировой войны сельское хозяйство оказалось в состоянии острого кризиса из-за
230
Итоги аграрных преобразований
того, что промышленностью не восполнялась даже естественная убыль инвентаря и машин. В 1918 г. их производство составляло лишь 15% к довоенному уровню. Государственное производство и импорт удовлетворяли лишь 9,6% потребностей крестьянских хозяйств в машинах и орудиях"4. В этот год деревня получила 32 049 плугов, 10 253 бороны, 104 016 кос, 70 360 серпов, 1138 молоти­лок, 1657 зерноочистительных машин"5. Но это было лишь 10,2% от поставок 1913 г.196,т. е. крайне мало для удовлетворения по­требностей крестьян, впервые получивших землю. Земельные от­делы с помощью комбедов проводили сбор, перераспределение и общественное использование помещичьего и кулацкого инвента­ря и скота.
Собрания бедноты определяли нормы владения скотом. Все сверхнормативные излишки подлежали сдаче комбедам, кото­рые распределяли их между коммунами и нуждающимися бес­платно или по доступной цене. Волостной комитет бедноты и Совет Игнатовской волости Ардатовского уезда Симбирской гу­бернии ввиду распродажи кулаками своего скота и инвентаря постановили: "отобрать у местных деревенских кулаков и капи­талистов излишний скот и все излишнее имущество (подчеркнуто мною - Т.О.), и передать местным сельским коммунам, где такие организованы, где нет - беднейшему населению" по средней сто­имости. Тогда же были определены нормы владения скотом. Се­мья, состоявшая из 8-15 человек, могла владеть 2 лошадьми, 2 коровами, теленком и одной нерабочей лошадью. Семья из 18-25 человек могла иметь 3 лошади, 3 коровы, 2 жеребенка и 2 те­ленка"7. Нормы владения инвентарем, имуществом и вещами также определялись комбедом и Советом. К осуществлению это­го постановления решено было приступить через две недели. Это типичный пример грубого, вульгарного коммунизма, основан­ного на уравнительности, нивелировке, проводимой в комбедов-ский период.
В некоторых волостях центрально-черноземных губерний у кулаков было отобрано около 70% лошадей и 20-30% рогатого скота198. В губерниях создавались племенные рассадники и про­катные пункты инвентаря и машин. В первую очередь они удов­летворяли потребности коллективных хозяйств, затем бедноты. В Нижегородский уездный земельный отдел поступило 120 заяв-
231
Диктатура коммунистов в деревне.
лений от крестьян и 74 - от коллективных хозяйств об отпуске им инвентаря и скота из принятых на учет имений. Просьбы коллек­тивов были удовлетворены на 70%, крестьян - на 60%'".
В результате перераспределения скота к концу 1918 г. в 25 гу­берниях число безлошадных и многолошадных хозяйств умень­шилось при значительном росте однолошадных дворов. Так, в трех уездах Курской губернии число безлошадных хозяйств со­кратилось на 10,7%, а дворов с одной лошадью увеличилось на 33,4%. Процент хозяйств с двумя лошадьми уменьшился на 7,4, с тремя - на 1,7, с четырьмя - на 1,7, с пятью - на 1,7. В пяти уездах Тамбовской губернии изменения выразились в следующих пока­зателях: процент безлошадных сократился на 9,4, с 1 лошадью увеличился на 22,3, с двумя - уменьшился на 8,8, с тремя - на 3, с четырьмя - на 0,7, с пятью - на 0,4*°°. В Смоленской губернии ко­личество безлошадных крестьян уменьшилось на 1,4%, число хо­зяйств с одной лошадью увеличилось на 11%. Почти на 50% со­кратилось количество хозяйств с 3-5 лошадьми201. В промышлен­ных губерниях - Владимирской, Иваново-Вознесенской, Кост­ромской, Ярославской, количество безлошадных сократилось на 14-17%, а бескоровных более чем на 50%202. По 25 губерниям чис­ло хозяйств, имевших четыре и более лошадей, уменьшилось на 60%2Ю. Представляет интерес заключение Тульского губкома РКП(б), сделанное по итогам 1918 г.: "Деревенская беднота, вхо­дившая в комбеды, во многих уездах превратилась в середняков-крестьян, обзавелась постройками, скотом, которые поступили в ее распоряжение"204.
Таким образом, за год коммунистической диктатуры был экс­проприирован класс помещиков. На основе закона о социализа­ции земли, предусматривавшего уравнительный раздел всех зе­мель, резко сократилось крупное землевладение крестьян. Кулак превращался в середняка, и это сохраняло за ним моральное вли­яние на крестьян-собственников, сочувствие которых было на его стороне. Слой средних крестьян стал основным в деревне.
Перераспределение средств производства, как и нормирова­ние потребления, не углубляло социальную дифференциацию, а сокращало полярные группы крестьянства, уравнивая их под се­редняка. Эта тенденция была отмечена Лениным в марте 1921 г. на X съезде РКП(б): "Крестьянство стало гораздо более средним,
232
Итоги аграрных преобразований
чем прежде, противоречия сгладились, земля разделена в пользо­вание гораздо более уравнительное, кулак подрезан и в значи­тельной части экспроприирован - в России больше, чем на Укра­ине, в Сибири меньше. Но в общем и целом, данные статистики указывают совершенно бесспорно, что деревня нивелировалась, выравнилась, т. е. резкое выделение в сторону кулака и в сторо­ну беспосевщика сгладилось. Все стало ровнее, крестьянство ста­ло в общем в положение середняка"205.
В условиях сохранения товарного производства нивелирую­щая тенденция не могла быть продолжительной. Она могла удерживаться только в искусственно созданных условиях огра­ничения воздействия законов рынка, не признающих никакого уравнения, дифференцирующих крестьянство. С помощью ком­бедов Советская власть вводила протекционизм в отношении бедноты, по существу делая ее государственным иждивенцем, ос­вобожденным от уплаты налогов. Бедноте предоставлялась в первую очередь материальная, техническая и социальная по­мощь. Комбеды должны были обеспечить щадящий режим для среднего крестьянства и жесткое принуждение к зажиточно-ку­лацким хозяйствам. Эта политика закреплялась в законе о введе­нии натурального подоходного налога (октябрь 1918 г.). Но про­текционистская политика в отношении крестьянского большин­ства была нарушена гражданской войной, вынуждавшей прибе­гать к принудительным мобилизациям, трудовой повинности для всех крестьян, реквизициям хлеба и прочим мерам "военно­го коммунизма".
Уравнительный раздел земли привел к понижению произво­дительности сельского хозяйства, падению его товарности, рос­ту внутридеревенского потребления хлеба. Мелкое хозяйство консервировало старые приемы земледелия, нерационально ис­пользовало скот, инвентарь. С экономической точки зрения уравнительный раздел был нецелесообразен, на что обращали внимание ученые еще в 20-х годах (Л.Крицман и др.). Общим итогом практики "военного коммунизма" было разрушение сельскохозяйственного производства.
Ленин оценивал итоги аграрных преобразований прежде все­го с политических позиций. Ради успеха революции, писал он, "пролетариат не вправе останавливаться перед временным пони-
233
Диктатура коммунистов в деревне.
жением производства... Обеспечение пролетарской победы и ее устойчивости есть первая и основная задача пролетариата. А ус­тойчивости пролетарской власти быть не может без нейтрализа­ции среднего крестьянства и обеспечения поддержки весьма зна­чительной доли, если не всего, мелкого крестьянства"206. Достичь этого можно лишь удовлетворением их потребностей за счет крупного землевладения. Иначе большевикам власти не удер­жать207.
В 1918 г. партия коммунистов через советские органы сдела­ла первые практические шаги к осуществлению своего про­граммного требования - организации социалистического произ­водства в сельском хозяйстве. В историко-экономической лите­ратуре весьма обстоятельно представлена теория вопроса и по­зитивная сторона создания общественных хозяйств, несмотря на незначительные практические результаты их организации. Го­раздо слабее раскрыты ошибки и искажения в отношении сред­него крестьянства, роль комбедов в насильственном насаждении общественных форм производства, усиливших недоверие кресть­ян к коммунистам, протесты, восстания.
Приняв Крестьянский наказ за основу первого аграрного за­кона, Советская власть тем самым отступила от программного требования РСДРП(б) об организации в каждом имении общест­венного производства, но не отказалась от перспективы социа­листического преобразования сельского хозяйства. Это входило и в отдаленные планы левых эсеров. По общему согласию совет­ских партий власть поощряла создание земледельческих коллек­тивов. Левые эсеры, руководившие земельными отделами до ле­та 1918 г., были инициаторами создания коммун. В июле-августе для их организации правительством было выделено 60 млн руб.208 В ноябре для улучшения сельского хозяйства и преобразо­вания его на общественных началах был создан миллиардный фонд209. Организация сельскохозяйственных коллективов стала первейшей задачей ячеек РКП(б) и комбедов. Однако на ок­тябрь, по оценке Свердлова, данной на заседании межведомст­венной комиссии по комбедам, они мало сделали для развития коммун. В конце 1918 г. насчитывалось 3812 коллективных хо­зяйств210. Основная их масса была создана рабочими, они же со­ставляли большинство их членов2".
234
Итоги аграрных преобразований
Идея о создании общественного производства слабо проби­валась в сознание крестьян. Беднота, получившая землю, стре­милась выбиться "в люди" через укрепление своего хозяйства. Острейшая потребность в инвентаре подталкивала их к созда­нию артелей, товариществ по совместной обработке земли. Так, беднота с. Елизарово Павловского уезда Нижегородской губер­нии 23 декабря, обсудив вопрос о невозможности в предстоящий сев обработать землю ввиду неимения лошадей и инвентаря, по­становила создать артель и назвать ее "Общий труд". Необходи­мые артели машины - молотилку, сеялку, веялку, жнейку - реше­но было взять у хуторянина Соплякова, а у Беклемишева - веял­ку, привод к молотилке и косилку. Поскольку имеющиеся у кре­стьян лошади не могли работать из-за отсутствия корма, соб­рание бедноты просило выделить им трактор и 1100 пудов семян, овса и пр. В артель записалось 39 бедняков212.
Коллективные хозяйства, создаваемые за счет имущества ху­торян, отрубников, кулаков, на землях общин были ненавистны крепкому крестьянину. Коммуны, артели, совхозы были первы­ми объектами нападения при восстаниях.
Созданные из-за нужды и голода коллективные хозяйства бедноты не могли стать производителями товарной продукции, большинство из них имело потребительский характер, но Совет­ская власть не отказывалась от их поддержки, видя за ними бу­дущее.
В период комбедов расширилась пропаганда общественного производства. Организации РКП(б) считали своей первейшей за­дачей агитацию за создание сельскохозяйственных коммун, что­бы "отбить у крестьянина инстинкт собственности", внушить ему идеи коммунизма, как это записано в решении расширенно­го заседания Усманского уездного комитета партии от 18 декаб­ря 1918 г., на котором присутствовали представители волостных организаций РКП (б)213.
Осенью партийные конференции и съезды Советов Воронеж­ской, Калужской, Московской, Петроградской, Тверской, Ива­ново-Вознесенской губерний высказались против раздела поме­щичьих земель, за передачу их в коллективное пользование214. Среди коммунистов немало было и леваков. Стремление поско­рее решить проблему социалистической перестройки сельского
235
Диктатура коммунистов в деревне.
хозяйства не останавливало некоторых местных руководителей и перед применением насилия. 7 октября 1918 г. на заседании Кимрского уездного исполкома Тверской губернии его предсе­датель, некто Звирздынь, допускал возможность организации сельскохозяйственных коммун силой215. Энергичные меры к орга­низации коммуны из двух волостей принимались в Калязинском уезде этой же губернии. Земельный съезд Ярославского уезда в ноябре принял резолюцию, объявлявшую уезд коммунистичес­ким, в виде одной сельскохозяйственной коммуны216. Но кресть­яне без энтузиазма встречали такие решения коммунистов. В од­ной из волостей Пошехонского уезда крестьяне убили председа­теля исполкома за насильственное введение коммуны217.
Идея насильственной перестройки сельского хозяйства, рас­пространенная среди части партийных и советских работников, получила отражение в работе I Всероссийского съезда земельных отделов, комитетов бедноты и коммун (11-20 декабря 1918 г.), где левые требовали декретирования общественной запашки, форси­рованного создания коммун. На съезде Ленин дал теоретическое осмысление практического опыта аграрных преобразований, сформулировал основные положения социалистической передел­ки сельского хозяйства. Первое из них гласило: "...переход от мелких единичных крестьянских хозяйств к общественной обра­ботке земли требует долгого времени, что он ни в коем случае не может быть совершен сразу"218. Этот шаг в жизни крестьян Ленин приравнивал к величайшему перевороту, который осуще­ствим "лишь тогда, когда необходимость заставляет людей пере­делать свою жизнь"2'9. Второе: "...в странах с мелким крестьян­ским хозяйством переход к социализму невозможен без целого ряда постепенных предварительных ступеней"220. Третье: "...пе­ревод на общественную обработку земли возможен лишь путем примера, лучшей организацией труда, ее высшей производитель­ностью". Четвертое: "...продвижение по пути социалистического строительства возможно лишь в меру пробуждения сознания трудящейся части крестьянства и ее самостоятельной организа­ции"221.
Определив общие закономерности социалистического преоб­разования сельского хозяйства, Ленин в данном выступлении, как и многие делегаты съезда, переоценил степень готовности
236
Итоги аграрных преобразований
крестьянства к восприятию идей социалистического преобразо­вания сельского хозяйства и роль комбедов в создании условий для этого. Образование комбедов и данный съезд, говорил Ле­нин, показывают, что "...сознание в самых широких массах тру­дящегося крестьянства проснулось, и что стремление к установ­ке общественной обработки земли есть в самом крестьянстве, в большинстве трудящегося крестьянства"222. Здесь будет уместно напомнить, что к концу 1918 г. лишь 0,15% крестьян были объе­динены в различные сельскохозяйственные коллективы, владев­шие 0,8% земельной площади. Но, выразив уверенность в стрем­лении большинства крестьян к социалистическому преобразова­нию сельского хозяйства, Ленин не настаивал на его немедлен­ной реализации. Наоборот, он повторил ранее высказанную мысль о том, что "к этому величайшему из преобразований мы должны подходить с постепенностью. Немедленно ничего нельзя здесь сделать..."223.
Однако многие делегаты полагали, что переходный период от капитализма к коммунизму будет кратковременным и трех лет будет достаточно для перевода крестьянских хозяйств на путь общественного производства. Эти настроения делегатов съезда получили отпор со стороны наркома земледелия С.П.Середы. Признавая распыление земли в результате аграрной революции и возникшей теперь проблемы ее собирания и общественной об­работки, он, тем не менее, подчеркивал, что Советская власть не выдвигает задачи непосредственного перехода к социализму в деревне, мысль об экспроприации мелких крестьян не может прийти в голову сознательному коммунисту224.
Однако, в принятом съездом большинством голосов "Поло­жении о социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию" главнейшей задачей земельной политики считалось "последовательное и неуклонное проведе­ние широкой организации земледельческих коммун, советских коммунистических хозяйств и общественной обработки зем­ли"225. Местные земельные органы призывались к энергичному переустройству земледелия на коммунистических началах. Но в опубликованном 14 февраля 1919 г. постановлении ВЦИК "О со­циалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социали­стическому земледелию" не было речи об ускорении или прину-
237
Диктатура коммунистов в деревне.
дительном введении общественных форм хозяйства. Отдавая предпочтение коллективному земледелию, постановление под­черкивало, что переход к нему является добровольным делом единоличных хозяйств. Отмечая их отживающий характер (тоже дань крайне левым настроениям), оно указывало на постепен­ность обобществления единоличного землепользования226.
14 марта в газете "Голос трудового крестьянства" был опуб­ликован циркуляр Наркомзема о недопустимости принуждения в создании коллективных хозяйств. Никакие решения партийных конференций, писал член коллегии Наркомзема В.В.Кураев, подписавший циркуляр, не могут служить основанием для это­го. Общественные формы хозяйствования могли вводиться толь­ко постановлениями самих крестьян.
Тем не менее практика принуждения к общественной обра­ботке земли и вступлению в коммуны получила распростране­ние. Форсирование коммунистами социалистического землеуст­ройства приводило к тяжелым последствиям. Уполномоченный ЦК РКП(б) ДА.Павлов с явным одобрением сообщал в конце декабря 1918 г. из Елецкого уезда Орловской губернии, что зе­мельный отдел, возглавляемый Кенаревским - рабочим из мест­ных крестьян, осуществляет план создания единой трудовой коммуны. За зиму через организацию коммунистов предполага­лось подготовить крестьян к принятию этой идеи и с весны про­вести по всему уезду общественную обработку полей, обобщест­вить инвентарь и пр. Возражения некоторых товарищей о том, что план в отношении 360 тыс. крестьян трудно выполним, уто­пичен, не были приняты во внимание уездными властями, при­ступившими к его реализации. Письмо заканчивалось востор­женно: "Вот как мы шагаем, товарищи! (В следующий раз я Вам подробнее опишу это начинание и опишу те конкретные меры, которые мы предпримем сейчас же...)"227. Административная пе­реориентация социально-экономического развития уезда приве­ла в марте 1919 г. к восстанию крестьян. Председателю уездной коммуны пришлось бежать в г. Лебедянь (Тамбовская губерния), где он был убит преследовавшими его елецкими и присоединив­шимися к ним Лебедянскими крестьянами. В Лебедянском уезде земельный отдел также стремился к насаждению коммуны, а не­желающих он был намерен принудить "силой диктатуры"228. Это
238
Итоги аграрных преобразований
привело к усилению в уезде антикоммунистических настроений. Партийные ячейки в волостях распались, коммунисты, пытавши­еся повлиять на движение, поплатились жизнью229. Восстание уда­лось прекратить лишь в середине апреля, когда стали осуществ­ляться решения VIII съезда РКП(б) о недопустимости насильст­венного перевода крестьян к коллективному землепользованию и претворяться в жизнь декреты о льготах середнякам.
Революционный романтизм на практике трансформировался в уродливые формы насильственной перестройки крестьянской жизни. Характерные образцы административно-приказной пере­ориентации социально-экономической жизни деревни дала Ни­жегородская губерния. Левацкую торопливость проявили ком­мунисты Княгининского уезда, где партийная конференция, съезд Советов, а за ними и съезд земельных отделов приняли по­становления об обязательном для всех селений переходе к обще­ственной обработке земли230. Постановление вызвало протесты крестьян, посылавших жалобы и ходоков в губернский Совет, Наркомзем и к Ленину. Крестьяне второго Зольянского общест­ва с.Ичалки телеграфировали Ленину: "Княгининский уездный съезд партии принял решение о принудительной общественной обработке земли. Беднота и середняки против принудительной обработки, согласны на добровольные коллективы, коммуны. Большинство желает работать единолично. Уезд грозит репрес­сиями, ожидается прибытие отряда. Это подорвет доверие к Со­ветской власти. Просят приостановить осуществление незакон­ного постановления"231.
Принуждением крестьян к введению коммун грешили и ком­мунисты Алексинского уезда Тульской губернии. По сообщению в НКВД Асманова и Белугина в Алексашенской волости комму­на вводилась "под плетью". Но как только поступило указание сверху прекратить эксперимент, она тут же распалась232.
В Московской губернии партийные конференции принимали решения об усилении пропаганды преимуществ коллективного хозяйства и ставили в качестве практической задачи перевоспи­тание психологии крестьянина233. Коммунисты Симбирской гу­бернии не только вели агитацию в пользу коммуны, но и осуще­ствляли идею обобщения имущества крестьян234, что привело к широкому восстанию в марте 1919 г.
239

Комментариев нет: